«Шафранная» Москва 1920-х · 1

chinese_moscow_main

В России во второй половине XIX века и до конца 30-х годов ХХ века существовала очень большая китайская диаспора, правда, в основном, китайское население проживало на Дальнем Востоке. В европейской части страны китайцев было намного меньше, а в столицах они появились лишь в начале ХХ века. О жизни китайцев в дальневосточных городах нам известно уже довольно много, а вот о китайцах в европейской части России пока только приходится собирать сведения. В совместном проекте историка Анастасии Усовой и Магазеты мы попытаемся раскрыть темные пятна китайской истории Москвы.

komsostav_kitaiskogo_bataliona_1918
Командный состав китайского батальона, 1918. Источник: ГАСО. ФФ. Н. 3494

Учёба и революция

Очень небольшое количество китайских студентов училось в конце XIX – начале XX века в Санкт-Петербурге. В одном из архивов сохранился документ, в котором перечисляются китайские подданные, ставшие студентами учебных заведений столицы. В основном, это были молодые люди, которые уже знали русский язык, так как учились на Дальнем Востоке в русских гимназиях.

В какие же высшие учебные заведения стремились попасть китайцы? В основном, это были технические институты: Институт инженеров путей сообщения императора Александра I, Горный институт императрицы Екатерины II, Политехнический институт императора Петра Великого и физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. Несколько человек училось в Николаевском кавалерийском училище. Один человек был принят в Военную медицинскую академию и еще один — в Ветеринарный институт в городе Юрьеве (Тарту). Количество студентов было очень небольшим, и практически все они учились в Санкт-Петербурге.

Ситуация коренным образом изменилась во время Первой мировой войны. Россия нуждалась в дешевой рабочей силе, и летом 1914 года Совет министров разрешил использовать китайских рабочих в «казенных ведомствах» до окончания войны — движение китайцев в Российскую империю приобрело постоянный характер. Сначала китайские рабочие заполнили почти все регионы Сибири, а затем двинулись и дальше на запад, и уже вскоре на правительственном уровне обсуждался вопрос о привлечении китайцев на предприятия в Московском районе.

С началом революции в 1917 году спрос на китайскую рабочую силу исчез, началась эвакуация подданных Китая, которая осложнялась гражданской войной, да и в самом Китае в то время было очень неспокойно. Поэтому многие рабочие, которые не смогли вернуться на родину, пытались хоть как-то выжить в Советской России. Немало китайцев вступило в ряды Красной Армии, а многие брались за любой труд, который можно было найти в то время.

Застрявшие в Москве

Остановимся подробнее на китайцах, которые «застряли» в Москве, хотя и во многих городах Советской России можно было увидеть похожую картину. Сказать точно, сколько китайцев проживало тогда в Москве, довольно сложно. Точных данных нет, а все, кто хоть как-то затрагивает эту тему, дают совершено разные цифры: от одной до восьми тысяч человек.

Однако несмотря на небольшую численность китайцев в Москве, они занямали определенное место в многослойном «пироге» столицы того времени. Вот как описывает Москву своего детства известный кинокритик, культуролог и сценарист Майя Туровская:

«<…> я и мои сверстники жили в гуще еще взболтанных социальных состояний, в классовом, но разнообразно деклассированном обществе. Неграмотные домработницы, бежавшие из раскулаченной деревни, и дамы «из бывших», которые учили нас иностранным языкам и музыке; попы, еще сохраняющие сан, и уже расстриженные монашки, частные модистки, домашние портнихи и холодные сапожники; продавцы льда, старьевщики «старьем-берем», точильщики ножей, забредавшие во двор, как и шарманщики; труженики китайской прачечной и уличные продавцы китайских игрушек».

В основном, в Москве проживали выходцы из северного Китая, которые открывали прачечные или торговали на улицах и рынках. Небольшое же количество «южан» выделывали кожаные изделия.

chinese_moscow_1
Китайская прачечная в Гонолулу, 1914. Фото: Tin Chong / Manoa, 2005

Китайские прачечные

Адреса прачечных можно найти в справочниках «Вся Москва» за 1922, 1923, 1926, 1927, 1930 и 1936 год. В 1922 году в этом справочнике было опубликовано всего лишь три адреса китайских прачечных «Портартурская», «Шандунская» и «Шанхайская». В 1923 году их количество уже возросло до тринадцати и все они, в основном, носили имя владельца: «Вай Сую-Чже», «Жан-Ли-Чин», «Кянь-Вин-Чинь», «Лю-Юйхуа» и другие.

В 1926 году помимо частных прачечных, число которых увеличилось до 27, образовались и кооперативы. Самым большим кооперативом была «Китайская трудовая артель», в которую входило 7 артелей. А также существовала артель «Труд», которую возглавляли китайцы Кюй-Цун-Сам и Лян-Ю-Чан, и состояла она из двух отделений. Существовавшая в 1923 году прачечная «Шанхай» в 1926 году преобразовалась, видимо, уже в артель. Из частных прачечных на своем месте остались лишь две, остальные, судя по названиям и адресам, были новыми. Назывались они опять же в основном по именам своих основателей, но было несколько прачечных с необычными для китайцев названиями – «Владивостокская» (владелец – Сун Гон-Дон), «Личный труд» (Ван-Син-Куй) и совсем уж экзотичным «Ялта» (Фуй-Ю).

В 1927 году сократилось и количество артелей, и число частных прачечных. Артелей осталось три, без отделений, их названия и адреса изменились – «Пекинский труженик», «Шандунский труженик» и «Рыбинское товарищество» (владелец Дя-Ци-Кин). Частных прачечных осталось всего лишь 15, и только несколько из тех, что существовали в 1926 году остались на прежнем месте. Названия они, как и прежде, носили своих владельцев.

В 1930 году частных прачечных уже не существовало вовсе, а осталось лишь 8 артелей: «Гоминьданский пролетарий», «Китайская артель», «Порт-Артурская прачечная», «Харбинская прачечная» и другин. В 1936 году в справочнике «Вся Москва» была указана всего лишь одна артель «Китайский рабочий». И после этого китайские прачечные исчезли с улиц Москвы. Причиной была отнюдь не конкуренция, а политика государства, которая изменилась по отношению ко всем иностранцам, в том числе и китайцам.

chinese_moscow_2
Китайская прачечная. Источник: Московские картинки 1920-х — 1930-х годов, Борис Маркус

У москвичей прачечные, где работали китайцы, всегда пользовались особой популярностью, об этом пишут почти все, кто оставил воспоминания о Москве того времени. Стирали и гладили китайцы отменно, что и привлекало к ним большое количество клиентов. Вот как рассказывает о китайских прачечных москвич Борис Маркус в своих «Московских картинках 1920-х – 1930-х годов«:

«Стирали и гладили китайцы превосходно. Мама говорила, что так она не может, как бы ни старалась. Помещение у них было очень чистое. Стены белыми изразцами, как печи голландские, покрыты. И все у них аккуратно было. Думаю, что иначе бы им и не доверяли бы свое белье хозяйки. В городе я видел много таких китайских прачечных. А потом как-то вдруг они все исчезли. Пришлось возить грязное белье в стирку очень далеко в фабрику-прачечную, где примерно за ту же цену стирали значительно дольше и, к сожалению, хуже. Но ничего поделать было уже нельзя. Приходилось пользоваться фабрикой-прачечной, что поделаешь?»

О высоком качестве услуг китайских прачечных вспоминает еще один житель столицы А. Я. Гуревич: «Было несколько китайских прачечных, в которых работали мужчины-китайцы, отлично выполняющие стирку, особенно мужского крахмального белья, к которому в те времена предъявлялись высокие требования». Об этом же в своем интервью вспоминает свидетельница того времени, москвичка В. П. Яцкова:

«Вообще мама всегда отдавала белье частной прачке, тогда таких много было, они сами по себе работали, на дом стирку брали, это дешевле было. А китайцам только папины рубашки отдавали и фасонное белье, то, что гладить труднее. Они большие мастера считались. Я до сих пор помню метки, которые они оставляли на белье, красные иероглифы, они казались мне удивительно красивыми, и я каждый раз расстраивалась, что мама их спарывает. Белье разносил сам хозяин прачечной, у него такая большая корзина на спине была, а в ней все аккуратно сложено, чтобы не помялось. По-русски он говорил хорошо, только с сильным акцентом».

По воспоминаниям брата, Осип Мандельштам тоже предпочитал отдавать свои хорошие рубашки и галстуки именно в китайские прачечные. Работали в прачечных исключительно мужчины:

«Самые настоящие. Смуглые, скуластые, с раскосыми глазами. Только вот без кос и без круглых конусообразных шапок, как их рисуют на картинках. И очень веселые. Совсем не страшные. С нами, ребятишками, все время говорили, улыбаясь. У меня даже создалось впечатление, что они даже в печальные минуты тоже улыбаются. Просто у них свойство такое. Иногда они нам, ребятишкам, даже леденцы на длинных палочках давали. Красные, очень сладкие. Однако, мама запрещала мне брать их. А жаль. Другие ребята брали, а я завидовал».

Но не всегда прачечные были только прачечными…
Продолжение следует.

Источники:

Гуревич А.Я. Москва в начале ХХ века (Заметки современника).
Дацышен В.Г. Китайский труд на Урале в годы Первой мировой войны, 2007.
Ларин А.Г. Китайские мигранты в России. История и современность, 2009.
Мандельштам Е.Э. Воспоминания.
Маркус Б. Москвоские картинки 1920-х – 1930-х годов.
Туровская М. Зубы дракона. Мои 30-е годы. М., 2015.
Цит по Бахарева М. Ходя-ходя. Московские китайцы двадцатых //Русская жизнь, 2008.

Автор: Анастасия Усова

Для заглавной иллюстрации использовано изображение «A Chinese Laundry in San Francisco, California». Источник: Leslie’s Illustrated Newspaper, 14 May 1870 / University of Virginia.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Редакция

Редакционный аккаунт для важных сообщений