Пропавшие без вести

Пропавшие без вести в Китае

Исчезновение людей – тема неоднозначная и туманная. По признанию многих иностранцев, проживающих здесь, Китай – одна из самых безопасных стран, где даже глубокой ночью нестрашно гулять по паркам, а незнакомцы, как правило, приветливые и радушные. Почему люди пропадают без вести, несмотря на все меры предосторожности? Какие опасности могут подстерегать в Китае детей и излишне активных граждан?

Получив заявление о пропаже, китайская полиция начинает поиски спустя двое-трое суток с момента исчезновения человека. При наличии косвенных доказательств совершения преступления, полиция возбуждает уголовное дело. Если речь идёт об иностранном гражданине, то консульство может лишь содействовать в оформлении необходимых документов, координировать действия зачастую находящихся в панике или шоке близких пропавшего. Если причиной исчезновения стал несчастный случай, то рано или поздно информацию о человеке обнаруживают в полицейских сводках.

Как правило, объявление о розыске, кроме полицейских сводок, размещают на информационных щитах района и города, крутят по телевизору в общественном транспорте или пускают бегущей строкой во время вечерних эфиров. Специализированных платформ по поиску людей в Китае немного. Часто объявления расклеивают энтузиасты и родственники, рассылают по WeChat, обзванивают больницы. Сообщения об исчезновении людей попадают в популярные издания, только если пропавший – местная знаменитость или политический деятель.

Мягкие аресты и черные тюрьмы

В начале 2016 года самые влиятельные СМИ сообщали о том, что Ли Бо (Lee Bo), 65-ти летний шеф-редактор гонконгского издательства, выпустившего скандальные книги о лидерах Китая, исчез без следа. Ранее пропали без вести ещё четверо коллег Ли, участвовавшие в публикации материалов, критикующих правительство Китая. Произошедшее связывают с обострением конфликта между Гонконгом и Пекином: телефон, с которого пропавший издатель сделал единственный звонок своей жене, был зарегистрирован в Китае. Спустя три месяца Ли вернулся в Гонконг, заявив прессе, что «проблема решена».

Правозащитная организация Human Rights Watch заявляет, что исчезновения работников прессы в стране и за её пределами — часть общей программы Китая, направленной на предотвращение распространения «неправильной» литературы на материке. Ранее другой гонконгский издатель Яо Вэньтянь (Yiu Mantin), который собирался опубликовать диссидентскую книгу о китайском президенте, был арестован в Шэньчжэне, и пробыл под стражей почти три месяца. Позже 73-х летний мужчина был приговорён китайским судом к десяти годам заключения.

Демонстрации, связанные с пропажей издателей в Гонконге. Фото: www.abc.net.au
Демонстрации, связанные с пропажей издателей в Гонконге. Фото: abc.net.au

Китай активно подкрепляет резкое поведение полицейских и контролирующих органов законодательно. К примеру, за последние годы произошли изменения в законе, согласно которым, полиция получает право заключать под стражу подозреваемых сроком до шести месяцев в секретном месте без связи с родными и близкими. Кроме того, в нововведениях фигурирует понятие «мягкий арест», схожее с «домашним арестом», когда лиц, подозреваемых в причастности к терроризму, коррупционным скандалам и подрыве национальной безопасности, будут на время следствия содержать дома под надзором управления безопасности.

В 2011 году только за первое полугодие в стране пропало без вести 26 писателей, художников, блогеров и правозащитников, из них 23 вышли на связь спустя несколько месяцев. Несмотря на то, что все эти люди единодушно рассказывают о «чёрных тюрьмах» (секретных местах, где происходит их «перековка» в молчащих патриотов), правительство категорически отрицает существование таких мест. Некоторое число скандалов связано с исчезновением политически активных лиц уйгурской национальности в Камбодже и Таиланде.

Исчезают в Китае и миллиардеры. Как правило, подобные дела окутаны слухами и тайнами и приходятся на очередную волну антикоррупционных мер. По подсчётам СМИ, за последний год как минимум 34 человека с руководящих должностей крупнейших компаний просто как сквозь землю провалились. Часть из них спустя некоторое время появились на рабочем месте, как ни в чём не бывало, создав желаемый ажиотаж вокруг своего бренда. Другие же были уличены в коррупции или имели проблемы с законом.

Похищения детей

Dapengprank, 20-ти летний видеоблогер с более чем 5000 подписчиками на Youku, решил привлечь внимание общественности к проблеме киднэппинга: он инсценировал похищения маленьких детей прямо на улице, чтобы посмотреть, как будут реагировать прохожие. Люди лишь наблюдали за происходящим, и никто даже не пытался его остановить.

За год в Китае пропадает до 200 000 детей, из них удаётся обнаружить лишь 1%. Согласно заявлениям правозащитных организаций, стоимость детей на чёрном рынке может достигать 60 000 юаней за девочку и 80 000 юаней за мальчика. Для сравнения, цена на детей до 9-ти лет на внутреннем рынке ИГИЛ (организации, запрещённой в России) всего лишь около 1000 юаней. Спрос на китайском рынке невероятно высок, а значит, будет и предложение. Лидирует по количеству похищенных детей провинция Юньнань.

Фото: america.aljazeera.com
Фото: america.aljazeera.com

Считается, что похищение детей — это проблема, возникшая из-за политики одного ребёнка, которая имеет и обратную сторону – множество семей пытаются продать своих детей, чтобы избежать уплаты штрафа. Кроме того, существуют и традиционные поверья, что в семье обязательно должен быть мальчик. Поэтому нередко деревенские семьи, где уже есть дочь или несколько дочерей, просто покупают себе сына, стимулируя работу рынка.

Пропавшие иностранцы

Отдельную категорию пропавших в Китае представляют иностранные граждане, информация о которых периодически появляется на страницах популярных блогов и WeChat групп. Елена Смолина, создатель и администратор популярного среди русскоговорящих паблика «Байки Лаовая», периодически получает сообщения о пропаже людей.

«Нашумевшая история о поиске Анастасии Крысановой начиналась в нашем паблике. Такие объявления мы размещаем оперативно, но после проверки данных. Объявление должен подать либо родственник пропавшего, либо родственники должны быть в курсе. Например, случалось так, что девушка «потеряла» приятеля, запаниковала, а он в это время спокойно уехал к себе на родину, не посчитав нужным сообщить ей об этом.

Успех поисков и широта охвата зависит от того, кто занимается поиском. Он должен уже предпринять какие-то шаги: уведомить консульство, полицию, опросить знакомых, связаться с родственниками и т.д. Подавший объявление должен сообщить свои контакты, находиться на связи, а также вовремя информировать о ходе поисков и отвечать на вопросы.

Прежде, чем публиковать объявление, я сама в интернете ищу информацию о пропавшем человеке, а также смотрю страницы его друзей. Некоторый опыт позволяет определить, действительно ли требуется помощь. Как правило, люди не сообщают, чем закончилась история. Так что я сама слежу за событиями и тереблю инициаторов поста.

Я думаю, что поиском людей лучше заниматься профессионалам, то есть полиции, лучше них это никто не сделает. А соцсети нужны больше для помощи родственникам: организационной и финансовой».

Сегодня в Китае становятся всё более популярны GPS-трекеры размером с монету, которые можно закрепить под одежду или просто положить в карман. На производстве такие устройства используются для слежения за передвижением сотрудников и техники, а в повседневной жизни рекомендуются детям, престарелым людям и тем, кто путешествует по неблагополучным районам, чтобы родные были спокойны.

Для заглавной иллюстрации использована фотография Евгения Бочкарева (F…you art community).

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Полина Струкова

Струкова Полина Эдуардовна. Родом с Дальнего Востока, успела пожить на севере и на юге Китая, изучить мегаполисы и проехать по деревням южных провинций. В настоящее время получает степень PhD в Сямэньском Университете. Направление работы - методика преподавания языков, психолингвистика, инновации в преподавании.