Го Цзинмин «Юность. Век оригами. 1.0» [глава 1 · часть 1]

tiny times

Тема жизни людей в крупном мегаполисе занимает свое особое место в литературе и кинематографе, может потому, что она тесно связана с мечтами людей о развитии и крупных переменах. Одной из самых известных в Китае книг на эту тему является роман «Юность» писателя Го Цзинмина. Роман повествует о жизни, любви и взрослении четырех подруг: Линь Сяо, Гули, Нань Сян и Тан Ваньжу. Все они — из разных слоев общества, имеют разные планы на жизнь и мечты. Действия в книге разворачиваются на фоне известных сооружений современного Шанхая. Книга наполнена юмором и красочными аллегориями к жизни современного шанхайского общества.

Глава первая

Раскрываю свежий номер журнала «TIME»: заголовок на обложке — «Шанхай и Гонконг: кто станет будущим экономическим центром?». Пекин давно был отброшен за двести метров, не говоря уже об экономически безудержно увядающем Тайбэе.

Ежедневно бессчетное число людей стекается в этот никогда не дремлющий город, захватив с собой грандиозные планы или пустые, как мыльный пузырь, мечты. И ежедневно, бессчетное число людей покидает этот искусственный и равнодушный лес, созданный из небоскребов, оставляя там свои слезы.

Неся в руках сумочку «Marc Jacobs», юная офисная леди изо всех сил протискивается сквозь галдящую станцию метро. Топая 10-сантиметровыми каблуками, стремительно пробивается вверх по ступенькам. Прикрывает нос и закатывает глаза, пробегая мимо нищего в лохмотьях.

В коридоре офисного здания, образуя длинную очередь, сидит толпа на собеседование. Каждые 10 минут из кабинета будут выходить молодые люди и выбрасывать держащее в руках резюме в корзину.

В кафе «Starbucks» бессчетное число жителей Востока торопливо хватают приготовленный с собой пакет с кофе и, толкнув стеклянную дверь, не оглядываясь, уходят. Одни быстро сглатывают кофе, вынутое из бумажного пакета, разговаривая по телефону. Другие, осторожно неся в руках пакет, садятся в ожидающий у обочины черный автомобиль и немедленно отправляются в офис хозяина. Полная противоположность им — беззаботные жители Запада, которые сидят внутри и прищурив глаза, читают «Shanghai Daily» или, взяв телефон, громко забавляются: «What about your holiday ?»

От дома номер 1 до дома номер 18 по улице Вайтань, в ровном ряду открытых брендовых магазинов, лица консультантов — словно каменные. В магазине от случая к случаю одна-две женщины в огромных темных очках-авиаторах, орудуя одними пальцами, аккуратно достают вешалки с одеждой. С робкой немощностью, будто бы на одежде был разбрызган яд, лишь двумя пальцами руки вытягивают ее, чтобы мельком взглянуть, и у всех продавцов вдруг лица озаряются светом. Перед тем как они, будто перевоплотившись, обычно собираются подбежать и продемонстрировать ее, пальцы мягко разжимаются, и одежда «хлоп!» — возвращается в целый ряд, сплошь покрытый вешалками. В магазинах предметов роскоши на Вайтань продавцов в сравнении с посетителями вечно бывает больше. Идея, которую они проповедуют: нужно, чтобы одного человека могли обслуживать одновременно пять.

На бульваре вдоль набережной, через дорогу от Вайтань, бессчетное число привлеченных славой туристов, захватив фотоаппараты, занимают друг у друга лучшие места для фотосьемки. Они, одетые в однообразную одежду из крупных сетей дешевых магазинов, на разных акцентах кричат: «Посмотри сюда! Посмотри сюда!» От дерзкого мира роскоши на другой стороне дороги их отделяет расстояние всего лишь в 20 метров.

В старомодном проулке домов некие женщины всю ночь дремали, склонив растрепанные кудри в сторону нужника. В их взглядах год от года скапливалась ненависть и протест.

А возле дома номер 8 по улице Цзинаньлу, стоял ряд роскошных автомобилей, ожидающих сопровождения находящихся внутри дам. Они потратили часа три на то, чтобы нарядиться. И все только ради того, чтобы выйдя за дверь, попить послеобеденного чая.

Это город, бегущий вперед со скоростью света.
Попеременно возникающие шансы на улучшение благосостояния и жизнь в достатке, сделали его таким же запутанным, как подземелье.
Это равнодушная эпоха, пронзающая словно кинжал.
В человеческом сердце пробивается одна, затем еще одна брешь, после чего хоронится тикающая бомба. Два полюса общества мгновенно разлетаются, заживо разрывая человеческую душу пополам.
Мы лежим в своих крошечных спальных мешках в смятении, будто бы все – не то.

***

Как только меня растормошил ото сна резкий утренний будильник, руководствуясь инстинктом самосохранения, я откинула его подальше. И воцарилась полная тишина.
Только вот вчера вечером, после полива цветов, я поленилась убрать ведро в туалет и забыла у кровати. В результате, через полчаса я пробудилась от резкого звона и увидела будильник, преспокойно лежащий в том ведре. Может поэтому второй сигнал звучал слегка обессилившим.

Я вытащила будильник на балкон в надежде, что после испарения воды, он во что бы то ни стало сможет вновь ожить, подобно моему мобильнику, некогда смоченному в стакане с молочным чаем. Я взяла будильник и несколько раз встряхнула его со всей силы, пытаясь извлечь влагу и ускорить испарение. Когда я остановилась, то обнаружила, что задняя стенка странным образом куда-то запропастилась. Тут же, внизу дома донесся звонкий крик женщины средних лет: «Черт! Да чтоб ты сдох!»
Прошлый раз, услышав то же самое, я взяла десятикилограммовое ватное одеяло и бросила его с балкона. В тот день, пожилая госпожа Чжан с нижнего этажа как раз возвращалась домой из парикмахерской у перекрестка. Она несла на голове прическу высотой сантиметров двадцать и около килограмма лака для волос. Когда она наблюдала за восхищенными взглядами, внезапно вдруг ощутила, как глаза закрылись, словно наступила ночь.

Продолжение:
Глава 1. Часть 2.

Автор перевода: Галина Дубникова

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Редакция

Редакционный аккаунт для важных сообщений