Психические расстройства в Китае

Древняя история китайского общества предполагает и многовековой опыт взаимодействия с теми, кто из-за психического нездоровья не может быть его полноценным членом. И хотя сейчас в КНР действуют правовые нормы, регулирующие вопросы психического здоровья, а система здравоохранения гарантирует бесплатный прием у психиатра даже в сельских районах, отношение к «унесенным ветром» в обществе по-прежнему остается довольно традиционным. Магазета решила разобраться, что значит быть душевнобольным в китайской культуре.

Унесенные ветром

Упоминания о заболеваниях, которые сейчас мы идентифицируем как психические расстройства, появляются в китайских медицинских текстах еще в первом веке до н. э. Чаще всего для определения таких состояний используют термин куан (狂), который в более поздних текстах ассоциируется прежде всего с «маниями» и другими агрессивными формами расстройств.

Другой термин, также часто встречающийся в контексте психических расстройств, сянь (痫) больше подходит под описание эпилептических припадков. Для описания пассивных форм психических заболеваний и депрессий чаще используется дянь (癫).

Сумасшествие в китайской медицине до 14-го века связывали с ветром (风), так, к примеру, слово фэнцзы (风子) обозначало сумасшедшего, фафэн (发风) — сойти с ума. И лишь к 19-му веку иероглиф фэн во всех «сумасшедших» значениях обзавёлся ключом 疒, обозначающим заболевание, при этом сохранив изначальное звучание.

В медицинском контексте «ветер» использовался для определения одной из 6-ти основных категорий внешних причин, вызывающих заболевания. Хотя они все имеют определённую связь с метеорологическими проявлениями (холод, жара, засуха, влажность), под ветром подразумевается не только его буквальное значения, но и любые внешние силы, «действующие стремительно».

Болезнь сердца

Как и любые другие недуги, психические заболевания в традиционной китайской медицине не рассматривались отдельно от физиологических. Например, в медицинских текстах заболевания под категорией куан могли располагаться между болезнями печени и промыванием желудка. Это лишь еще одно проявление дисбаланса в человеке, который может быть вызван внутренними (эмоции) и внешними (погода и астрономические явления) причинами.

Сильные эмоции (гнев, беспокойство, страстное желание, радость, грусть, страх и испуг) могли быть причиной расстройства. Поэтому для лечения и профилактики использовались различные соматические практики, которые способствовали внутреннему спокойствию и позволяли контролировать эмоциональное состояние.

Различные психологические состояния и проблемы также связывались с определенными внутренними органами. Чаще всего психические недуги указывали на проблему с сердцем или почками, но также с легкими, желудком, печенью и желчным пузырем. В случае если проявлением заболевания было беспокойство и грусть, то дисбаланс стоило искать в легких, а гнев и агрессия указывали на проблемы с печенью и желчным пузырем.

К сердцу как органу, регулирующему психологические процессы, и почкам как источнику энергии, врачи обращались во время диагностики в первую очередь. Маниакальное поведение связывалось прежде всего с чрезмерным «огнем» в сердце, а проявления депрессии — с нехваткой энергии в почках.

Стигма

Психические заболевания в общественном сознании часто связывались с аморальным поведением и нарушением конфуцианских норм больным или членами его семьи. Сумасшествие было своего рода наказанием за ошибки предков. Поэтому психические проблемы у члена семьи вызывали у остальных одновременно чувство стыда и вины.

В случае если аморальное поведение самого больного стало причиной его недуга, то вина возлагалась и на его родителей, которые не смогли воспитать его должным образом. Если же сумасшествие считалось наказанием за нарушение социальных норм поведения кем-то из предков в прошлом, то семья чувствовала вину перед тем, кому выпало несчастье отвечать за ошибки старших поколений.

В любом случае наличие душевнобольного в семье старались скрыть, так как это могло повлиять и на жизнь других его родственников. При наличии истории психических заболеваний было трудно найти супругу не только самому больному, но и его братьям.

С другой стороны, если больной во время припадка совершал убийство, то ему могли отменить наказание, если он был единственным сыном, от которого зависело продолжение рода. Если психические проблемы обнаруживались у дочери, то ее существование старались скрыть от окружающего мира, чтобы не испортить доброе имя всей семьи.

Лечение

Стыд и чувство вины заставляли многие семьи откладывать обращение к врачу в долгий ящик. Больного могли просто изолировать, например, в случае агрессивных припадков посадить на цепь. Восстановлению гармонии в теле и разуме также могли способствовать различные даосские обряды и даже шаманские практики.

Если же никакие другие способы не помогали, то на семейном совете принималось решение обратить к доктору. Так как семью и, следовательно, доктора в первую очередь волновали проявления заболевания, не совместимые с общественной жизнью, то лечение также было акцентировано на конкретных симптомах. Так, агрессивное поведение часто лечили с помощью слабительных и рвотных препаратов — истощая организм, они помогали успокоить пациента, хотя с точки зрения китайской медицины это рассматривалось как успешное снижения внутреннего огня.

Помимо физиологических процессов, доктор в своем лечении также пытался определить внутренние и внешние причины страданий пациента. Например, одной из распространенных причин психических расстройств была неуспешная сдача экзамена на государственную службу, подготовка к которому занимала несколько лет. В подобном случае доктор старался напомнить о сыновьих обязанностях, исполнение которых важнее, чем личный успех на экзаменах. Так, напоминание о конкретной социальной роли, которую пациент должен исполнять, было также частью лечения.

В целом, как показывают исследования психического здоровья граждан КНР, проведенные в середине 90-х Международной организацией здравоохранения, в стране относительно низкий уровень психических отклонений в сравнении с развитыми странами. Но мы можем только догадываться, следствие ли это ограниченных данных или результат создания гармоничной социальной системы.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.