Социальные предприятия по-китайски

social_enterprise

В последнее время словосочетание социальные предприятия всплывает в различных контекстах наряду с благотворительными и некоммерческими организациями, а 公益慈善 (благотворительность) и 社会创新 (общественные инновации) входят в активный лексикон. Чтобы разобраться, что скрывается за этими словами в китайском контексте, Магазета взяла интервью у Остина Демпевольфа (Austin Dempewolff), руководителя программ в одной из крупнейших китайских организаций «третьего сектора» — NPI (Non-Profit Incubator, 恩派).

Остин присоединился к NPI в 2014 году для работы в команде международного исследовательского проекта SEFORIS, инициированного Европейской комиссией. С начала 2015 года он также отвечает за программу акселерации социальных предприятий (J. P. Morgan Kunpeng Social Enterprise Accelerator Program).

Наша беседа состоялась в кофейне небольшой сети Paris Café, которая также может служить примером социального предприятия в Китае. Как рассказал Остин, сеть кофеен готовит и трудоустраивает глухонемых бариста: более половины работников кафе не слышат. Paris Café расположена на территории центра некоммерческих организаций New Charity World (公益新天地), открытого при участии NPI и администрации Шанхая в 2014 году на месте крупнейшего в 20-е годы прошлого века приюта для сирот.

Хотя понятие социального предприятия в разных частях мира и в разных контекстах может отличаться, но в целом, под термином подразумевается организация, которая использует бизнес стратегии для достижения филантропических целей. Прежде чем углубляться в разговор о социальных предприятиях в китайском контексте, Остин объяснил особенности употребления термина в Китае:

«Дать определение социальным предприятиям (社会企业) непросто, особенно в Китае. Например, в Великобритании существует организационно-правовая форма для подобных предприятий. В Китае ничего подобного нет. А в существующем законодательстве статус даже некоммерческих организаций очень размыт. Непонятно, имеют ли они право получать доход и вообще вести какую-либо деловую активность».

«Еще более размыто значение социального предпринимательства (社会创业). В Китае оно необязательно связано с социальным предприятием. И главным образом из-за NPI, который является своего рода первопроходцем в отрасли, поэтому он определяет во многом и терминологию. И до последнего времени NPI не делал принципиального различия между социальными предприятиями и некоммерческими организациями (НКО).

社会创业 означает создание чего-либо нового, что имеет социальное воздействие: это может быть социальное предприятие, НКО, общественная программа. А социальным предпринимателем (社会创业家) могут назвать любого, кто открыл НКО, волонтерскую программу или даже книжный клуб».

Концепцию социальных предприятий начали обсуждать в академических кругах в Европе и Великобритании во второй половине 90-х годов, и довольно скоро она стала распространяться за пределы научного мира и географические границы. В 2004 году она впервые попала в Китай – в журнале «China Social Work Research», издаваемом Пекинским университетом, вышел перевод статьи о социальных предприятиях, а уже в конце года группа британских социальных предпринимателей посетила Китай. Через два года основатель NPI Люй Чжао (吕朝) с коллегами посетили Международный форум фонда Сколла в Оксфорде, став первыми принявшими участие в конференции представителями некоммерческого сообщества КНР.

 «Социальные предприятия были представлены в Китае 12 лет назад, когда идею начал продвигать Британский совет через организацию лекций и образовательных программ. Примерно в это же время был основан NPI. Британские программы были, прежде всего, ориентированы на социальные предприятия в британском понимании, когда NPI различал НКО и социальные предприятия».

«Но конечно, глупо утверждать, что социальные предприятия появились в Китае в 2003 году. Мне кажется, что в китайской истории можно найти немало людей, которые использовали свой бизнес для выполнения какой-либо социальной миссии, как и в других частях мира».

«Сейчас идея социальных предприятий продвигается как универсальное решение, так как модель НКО неэффективна. И для многих социальные предприятия – это будущее. Но в Китае она получила такое заметное развитие главным образом из-за активной деятельности Британского совета».

«Сейчас социальные предприятия привлекают так много внимания, что коммерческие компании и НКО начинают называть себя социальными предприятиями. Например, в этом году в нашу программу акселерации мы отобрали 28 стартапов, 5 из которых – скорее просто бизнес, основная часть – НКО, и лишь 8 – социальные предприятия. Но все они оказываются под огромным давлением называть себя 社会企业, также как и NPI».

«Классическим примером социального предприятия в Китае является группа компаний Canyou (残友). Ее основатель – человек с ограниченными возможностями (страдает гемофилией. – Ред.), решил попробовать себя в разработке софта, потом нанял на работу еще несколько инвалидов, привлек внимание правительства. Сейчас это группа компаний, где работают тысячи человек с ограниченными возможностями.

Другой пример из числа компаний, которые участвовали в инкубаторе NPI. Buy42.com — это платформа е-коммерции. Они принимают в качестве пожертвований одежду, брендовые товары, нанимают инвалидов для сортировки этих вещей, а полученную от продажи прибыль используют для поддержки различных благотворительных программ».

Огромное стареющие население, которые активно из сельского превращается в городское, реструктуризация здравоохранения, проблемы с экологией усложняют и так недостаточно развитую сферу социальных услуг в стране. Поэтому решение в виде социальных предприятий, которые позволят разобраться с социальными проблемами и при этом не нуждаются в постоянных дотациях правительства, кажется практически идеальным.

«[В Китае] администрация любого города готова поддерживать проекты с социальными предприятиями, так как местные правительства не хотят сами отвечать за социальные услуги. Когда правительства таких прогрессивных городов как Шанхай, Пекин, Шэньчжэнь смотрят на расчеты, они понимают, что у них нет ресурсов, чтобы все это делать. Поэтому они заинтересованы в существовании социальных организаций, которые бы заботились о стариках, а они бы нанимали их для оказания этих услуг».

«Сейчас большинство проектов финансируется за счет грантов. Идея инвестиционного финансирования очень популярна, но до сих пор она не доказала свою жизнеспособность где-либо в мире. Но даже на примере, наверное, самого успешного проекта импакт-финансирования – фонда Acumen. Модель социального предприятия может работать, но покрывать свои расходы, оказывать социальное воздействие и приносить прибыль инвесторам, я думаю, что это возможно только в отношении определенных социальных проблем».

«Предполагается, что социальные предприятия – это решение для всех социальных проблем. Но в действительности, 15% проблем можно решить с помощью социальных предприятий и импакт-инвестирования, еще 40% — с  помощью социальных предприятий, финансируемых на начальном этапе за счет грантов. Оставшиеся почти 50% должны решаться правительствами. Они слишком большие и нуждаются в государственном инвестировании. И в этом нет ничего плохого».

«Сейчас фокус китайских социальных предприятий и НКО – на Китае, но он меняется. Если 10 лет назад он был 100% на внутренних проблемах, то сейчас многие участвуют в волонтерских программах за рубежом, собирают одежду для нуждающихся в других странах, деньги для помощи пострадавшим в землетрясениях за пределами Китая».

«Мне кажется, что в этом веке Китай будет играть большую роль в мире, в том числе и в филантропии. Сейчас ЕС и США являются основными донорами международных благотворительных проектов, но уже в ближайшие десятилетия Китай возьмет часть расходов на себя».

«Если говорить об основных платформах для общения по вопросам социальных предприятий, то можно выделить несколько. Например, NPI выпускает электронных журнал «Социальный предприниматель» (社会创业家), на который подписано 60 000 человек. Также платформой служит WeChat, где можно найти огромное число официальных каналов и групп, ориентированных и на социальные предприятия, и на благотворительность. Такие группы есть в каждом городе.

Также проводится много мероприятий, которые финансируют муниципальные власти городов. NPI принимает участие в организации Национальной выставки благотворительности (中国慈善展会). Это такая ярмарка для «третьего сектора», НКО и социальных предприятий. Она спонсируется администрацией Шэньчжэня и проводится в местном выставочном центре».

«В ближайшем будущем число инкубаторов социальных предприятий будет расти. Только за последние полгода со мной связались десять человек, которые открывали инкубаторы в Китае. Но и в будущем они не исчезнут, а просто ребрендируют себя, как это делает NPI. Он даже называется «инкубатор для некоммерческих организаций», но если вы посмотрите проекты этого и прошлого годов, то все они говорят о социальных предприятиях и финансовой устойчивости социальных организаций».

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.