Как Макбет пел гимн подонков на станции «Свобода»

hanzhou_festival

В сентябре в Ханчжоу прошел театральный фестиваль, в организации которого непосредственное участие принял «авангардист в законе» Мэн Цзинхуэй. Мэтр экспериментального театра не только руководил отбором постановок, но и выступил в роли исполнительного продюсера одного из спектаклей. Что волнует участников и зрителей современного театра в Китае? На какие новые эксперименты решаются актеры и режиссеры?

Во второй половине сентября на сцене двух местных театров свои работы представили многонациональные труппы из Китая, Франции и Швейцарии. Фестиваль открыл интерактивный проект Мартина Шика и Дамира Тодоровича «Каникулы на сцене» («Holiday on Stage»). Французская театральная компания Mesden представила мистическую мультимедийную постановку «Приход призраков» («La Venue Des Esprits»). Хотя обе постановки заслуживают подробного обзора, в этом обзоре я остановлюсь лишь на работах, представленных на китайском языке: «В объятиях Макбета», «Гимн подонков» и «Станция Свобода».

Вопросы чести на складе овощного рынка

Трагический сюжет «Гимна подонков» («恶棍») действительно разворачивается на складе овощного рынка, где вопросы «любви и ненависти, дружбы и вражды» поднимаются участниками местной банды, а решения обагряются кровью и… томатным соком.

Абсурдная история выпускницы Центральной академии драмы Анни Ван (王安妮) оживает на сцене при участии двух режиссеров, Сяо Хань (虓汉) и Чжао Бо (赵博). По словам Сяо Ханя, основной задачей постановки было добраться до глубинных мотивов, которые толкают людей предавать друг друга или заставляют оставаться верными, несмотря ни на что:

«В постановке мы собрали всевозможные формы конфликта, преувеличили, заострили противоречия, превзошли реальность. И в этом процессе высшая степень абсурдности происходящего способствовала проявлению настоящей жизни. Так, театр и жизнь стирают границы между собой. Мы не наставляем, не судим и не осуждаем, мы просто поднимаем вопросы, с которыми сталкивается в жизни каждый человек, а потом задаем эти вопросы себе, чтобы в итоге дать каждому возможность самому найти на них ответы».

 

Бунт китайского парня из трущоб Филадельфии

macbeth

Макбет – будет – кавдорским – таном
Макбет – будет – новым – королем
Флинс – будет – новым – королем

Три предсказания ведьм со смачным звуком выбиваются на экране – завораживающее действие, с которого начинается дебютная режиссерская работа Дин Итэна (丁一滕) – «В объятиях Макбета» (拥抱麦克白). Его команда, состоящая всего из трех человек – двух Динов и одного Сяо, принимала участие в нескольких постановках Мэн Цзинхуэй. Но, как отметил один рецензент, она определенно является прорывом в творчестве команды.

Только знакомство с классическим текстом Шекспира позволяет оценить бунтарство, заложенное в первых строках. Согласно замыслу английского драматурга, ведьмы предсказывают Банко, отцу Флинса, что он станет предком целой династии королей. Но вместо того, чтобы пытаться интерпретировать правдивость третьего предсказания (королем в итоге становится законный наследник), Дин Итэн переворачивает историю и выводит на передний план изначально второстепенного героя — Флинса.

Вторая интрига постановки связана с дурной славой «шотландской пьесы». Как отмечает Дин Итэн в описании:

«1928 год. На сцене Национального театра в Париже ставят «шотландскую пьесу». Директор театра неожиданно умирает от инфаркта. 1953 год. На Бермудских островах на открытой площадке ставят «шотландскую пьесу». На сцене начинается пожар, в давке гибнет несколько человек. 1980 год. Питер О’Тул репетирует «шотландскую пьесу» и практически разрушает свою театральную карьеру. 2015 год. Дин Итэн репетирует все ту же пьесу, имя которой нельзя называть, за чем следует ряд трагических событий».

Хотя никто из участников трио не имеет профильного актерского образования, их богатый жизненный опыт и полное отсутствие рамок позволяют находить неожиданные решения. Например, иногда на сцене нет ни одного актера, а действие разворачивается на экране – где тайной камерой «снимается» происходящее за сценой: то Макбет прячется в подсобном помещении гримерной, то выбегает на улицу и проводит опрос прохожих. Декорации составляют три двухъярусные кровати, на нижних уровнях двух из них установлены ванны. И конечно, как ружье, которое когда-то должно выстрелить, так и ванны должны быть использованы по назначению – в одной из последних сцен Флинс погружается в воду со льдом.

Сами личности актеров достойны внимания. Дин Итэн в детстве учился в школе в трущобах Филадельфии, где много общался с афроамериканцами и даже увлекся рэпом. После возвращения в Китай он несколько лет изучал психологию и педагогику, пока случайно не оказался на театральной стене. Дин Босюань (丁博轩) страдает афазией (расстройством речи), но несмотря на свою немногословность, успешно развивает актерскую карьеру. Гуань Сяотянь (关笑天), наоборот, изучал вокал и работал радиоведущим. Он играет на нескольких музыкальных инструментах и обладает богатым жизненным опытом, который помогает ему создавать многогранные образы в театре.

Как и в предыдущей постановке, абсурдность происходящего усложняет итак непростой процесс восприятия китайской речи, поэтому мне трудно оценить качество текста. Но по реакции зала можно судить, что внутренний конфликт Макбета и эксперименты Дин Итэна заставили сопереживать его китайских современников.

Дух свободы французского востоковеда

station_liberteТретья постановка может вполне считаться интернациональной. Хотя герои говорят на китайском языке, их тексты написаны, а действия поставлены французским 27-летним драматургом и востоковедом Жульеном Желасом, сыном основателя и директора авиньонского театра «Черный дуб» Жерара Желаса.

Действие спектакля происходит в метрополитене, где на станции «Свобода» (自由站) сталкиваются двое: Он (в исполнении пекинского актера Хэ Юйфаня 何雨繁) и Она (в исполнении Цю Чэнь 秋晨). В тесном вагоне метро несмотря на то, что человек оказывается физически близко к другим людям, но следуя неписанным правилам, он отгораживается невидимой стеной безразличия.

Ему больше сорока, четыре года своей жизни он провел в тюрьме, так как оказался виновным в убытках банка, в котором работал. Спускаясь в метро, он пытается понять сумрачный мир, так похожий на тот, в который погрузилась его жизнь после приговора. Окружающие пытаются избегать его тяжелого тоскливого взгляда. И лишь одна не отводит глаз.

Она работает фоторепортером в международной гуманитарной организации, каждый день пытаясь запечатлеть тех, кто оказался на обочине жизни в большом городе. И хотя она так близка к нищете и страданиям, со стороны кажется, что они абсолютно ее не трогают. Она не верит в настоящую любовь и спускается каждый день в метро, чтобы выполнять свой долг.

Во время своих случайных встреч на станции «Свобода» герои, пытаясь узнать друг друга и прежде всего себя, поднимают вопросы, актуальные для современных жителей больших городов: любви и карьеры, публичности и одиночества, успеха и социального дне, жизни и смерти в многомиллионных мегаполисах, где пристальный взгляд прижавшегося к тебе в час пик другого пассажира метро выходит за рамки приличий.

 

В последние годы театральные фестивали набирают в Китае популярность, на многие постановки билеты выкупают задолго до начала фестиваля. Если вы живете в Китае, когда проходят фестивали в вашем городе? И если удалось попасть на постановки молодых китайских трупп, какие темы они поднимали в своих работах? Не стесняйтесь делиться вашим опытом и впечатлениями в комментариях.

 

В публикации использована фотографии «Станции Свобода» с сайта faguowenhua.com.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.

kirkley
2015-11-04 17:44:16
Отличная статья, спасибо!
Александр Мальцев
2015-11-04 21:56:18
Отличное продолжение театральной темы. Сам видел только вторую пьесу («В объятиях Макбета» 拥抱麦克白). Понравилось постоянное проламывание "пятой стены", игра с пространством (и временем?), но звук из колонок иногда превышал все допустимые пределы. Тем не менее, скучно не было. Эдакий китайский сюр: местами с юмором, местами с надрывом, и с бесконечным цитированием оригинал и аллюзиями на современное общество.
alena_ovs
2015-11-06 11:00:52
Мне пока не удавалось в Китае попасть на театральный фестиваль. В планах есть это осуществить, потому что в России, в своем городе, я уже несколько лет с удовольствием посещаю ежегодный Платоновский фестиваль искусств, названный именем одного из крупнейших русских писателей ХХ века Андрея Платонова... Интересно узнать какие возрастные категории активней всего ходят в театр в Ханчжоу? :)) В Чунцине мне больше трех раз довелось быть на Пекинской опере и среди зрителей были совсем маленькие дети.
Ольга Мерёкина
2015-11-06 12:06:53
По моим наблюдениям, основная часть зрителей - 25-35 лет, хотя есть довольно много и старше. Детей не видела, подростков тоже:)
zazuzai
2015-11-08 15:23:03
Спасибо за интересную статью. Забавная параллель с питерским новым Макбетом - про камеру и действие на экране. http://tvkultura.ru/article/show/article_id/141868/
Ольга Мерёкина
2015-11-08 16:48:33
Спасибо за статью о питерской постановке. Правда, интересная параллель :)