Если революцию нельзя остановить

government_startups

После 35 лет экономической гонки Китай, наконец, может себе позволить замедлить шаг. И хотя в стране можно по-прежнему проследить практически все этапы развития общественно-экономических отношений, многие характерные черты постиндустриального общества проявляются и за пределами технологических зон, а чуанъе (创业, стартап) внедряется в лексикон прежде всего провинциальных чиновников.

Пламя китайской стартап-революции разгорается не без пары литров «керосина», подливаемых китайским правительством. Зачем и каким образом руководство Китая пытается возглавить инновационный авангард?

Трудно не заметить то внимание, с которым китайское правительство в последние два года относится к стартап-индустрии в стране. В ноябре 2013 года Си Цзиньпин в своей речи поддержал предпринимательство среди китайской молодежи, а государство выделило 36 млн долларов на реконструкцию стартап-улицы Innoway в Чжунгуаньцунь — пекинской Силиконовой долине.

В сентябре 2014 года премьер-министр Ли Кэцян заявил о «новой волне стартапов в массах и на местах» на «Летнем Давосе» в Тяньцзине. В январе 2015 года было заявлено об открытии национального венчурного фонда размером 6.5 млрд долларов для инвестиций в технологические стартапы.

Пока иностранные средства массовой информации беспокоятся падениями темпов роста экономики, Китай охватывает настоящая стартап-лихорадка. Только на конец 2014 года стране насчитывалось более 1600 технологических инкубаторов, где «взращивалось» свыше 80 000 проектов, в которых было занято 1.75 млн человек. Только за первый квартал 2015 года китайские инвест-ангелы вложили 260 млн долларов в стартапы, увеличив объемы инвестиций за год в три раза.

В стране, где нехватка капитала давно перестала быть проблемой, появилась очевидная потребность его вложения в инновационные проекты. Новых кумиров молодежь находит из числа успешных соотечественников, и им есть из чего выбирать: только в списке стартапов с венчурным капиталом более 1 млрд долларов насчитывается 18 китайских, включая Xiaomi, Didi Kuaidi, Meituan и Ele.me.

Хотя развитие стартап-индустрии является вполне естественным процессом в стране, столь активно вовлеченной в международную экономическую деятельность, но правительство Китая очевидно осознало все преимущества, которые открывает увеличение доли инновационной экономики, и решило поддержать естественные процессы хотя бы финансовым потоком и добрым словом, а законодательная база защиты интересов инвесторов и инновационных предпринимателей ожидает своей очереди.

Так, сокращение льгот для госслужащих снизило привлекательность государственной службы среди недавних выпускников вузов. Министерство образования рассматривает проект закона, который позволил бы студентам открывать стартапы еще в университетских стенах: как показывают опросы, 40% учащихся с радостью приостановили бы учебу, чтобы открыть свой бизнес.

Заявление на самом верху многие местные администрации восприняли как зеленый свет для развития стартап-инкубаторов на различных уровнях. Только на сайте Национальной платформы студенческих стартапов можно найти список инновационных баз на 17 страницах. А соревнования среди стартап-проектов проводятся даже в небольших городах западных провинций. Например, в мае этого года в соревновании в городе Шифан (什邡) провинции Сычуань победил проект тараканьей фермы выпускника института общественного здравоохранения Сычуаньского университета — выращивание тараканов для нужд фармацевтической индустрии оказывается тоже можно усовершенствовать технологически.

Как правило, большинство стартапов в Китае и где-либо проваливаются. Например, в 2013 году чуть больше 2% студентов попробовали себя в инновационном бизнесе и только 10% от них оказались успешными. Таким образом, риск провала довольно велик — 9 шансов из 10.

Но когда ты рискуешь последними, и часто даже не своими, а родительскими накоплениями, то последствия неуспешной инициативы могут быть фатальными, как минимум в психологическом плане. Поддерживая инициативы молодежи скромными грантами через различные механизмы от конкурсов до инкубаторов, правительство на всех уровнях пытается снизить риски для отдельных молодых предпринимателей. Так как понимает, что от инновационных проектов будет завесить будущая экономика страны, а действительно оригинальных и рискованных проектов можно, в первую очередь, ожидать от молодых и образованных.

Еще одна сфера, получившая поддержку китайского правительства, — платформы для краудфандинга (众筹, zhongchou). В ситуации, когда большинство банков не хотят финансировать стартапы, платформы краудфандинга становятся очевидным решением для поддержки малых предприятий.

Правда, и здесь сказываются последствия экономической акселерации. Большинство краудфандинг платформ, включая zhongchou.com, Taobao и JD.com, по сути становятся еще одним каналом продаж для и так преуспевших проектов. Например, в международный день шопинга 11 ноября Xiaomi запустил однодневный проект по сбору 10 млн юаней на платформе Taobao. Каждый «пожертвовавший» 1000 юаней получал новый телефон и шанс выиграть билет на пресс-конференцию Xiaomi.

И это далеко не единственный пример. В Китае к краудфандингу прибегают не просто успешные проекты, а даже корпорации, далекие от инноваций. Например, Dalian Wanda Group, крупнейший в стране девелопер коммерческой недвижимости, заявил в июне, что получил 5 млрд юаней (784 млн долларов) от онлайн-инвесторов.

С другой стороны, на законодательно незащищенном рынке риски представляют и недобросовестные компании. В сентябре суд в Пекине обязал местный ресторан выплатить 15 000 юаней штрафа за обман своих «народных инвесторов», которые собрали на онлайн-платформе 700 000 юаней на несуществующий проект.

Видимо, различия в мотивации среди доноров объясняют, почему многие даже китайские проекты предпочитают первоначальный краудфандинг делать на Kickstarter или Indiegogo, где можно получить поддержку идеи, не обязуясь отправить материальную «благодарность» первым курьером.

С другой стороны, причину преобладания краудфандинга, основанного на вознаграждении (что во многом просто напоминает групповые покупки) стоит искать не только в особенностях мотивации доноров, но также в отсутствии законодательной базы, которая обеспечит развитие других моделей.

Помимо восторгов в отношении государственного влияния на стартап-индустрию в Китае можно найти и множество скептических замечаний: а не приведет ли активное финансовое участие государства в сфере к пузырю. Во-первых, в отличие от рынка недвижимости инновационные пузыри не оставляют скелетов вроде городов-призраков. А во-вторых, даже в случае провала участники стартапа получают опыт, который является одним из важнейших ресурсов в постиндустриальной экономике. Ведь когда эта инновационная буря успокоится, то из поднятых кэш-волной на плаву останутся наиболее жизнеспособные проекты, когда другие осядут на дно, но их обломки будут переработаны новым поколением стартапов.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Ольга Мерёкина

Родилась во Владивостоке. Живет в Ханчжоу и Шанхае. BA (2007) востоковедение, MA (2014) современное искусство и кураторские исследования. Участник арт-коллектива Illumin8tors.