Китайский сериал — зрелище для бабушек и работа для иноземцев

Не секрет, что китайцы могут платить «лаоваям» за любую деятельность. Даже просто постоять рядом в костюме и улыбаться – своеобразная «работа», которая оплачивается порой внушительной суммой. Часто приглашают в клубы, рестораны и в кино. Или в массовку сериала.

Не так давно я уже проходил кастинг на роль итальянского банкира, на которого, к слову, вообще не похож – потому и не взяли. Что примечательно, промоутеры (а это чаще всего – китаянки средних лет) никогда не скажут вам какую именно роль вам надо исполнять. Они просто ищут «белых», похожих по описанию: взрослый, бородатый, светловолосый и т.п.

Но недавно удача мне улыбнулась – через моего соседа на меня вышла промоутер по имени Эбби. Бойко говорящая на английском азиатка узнала о моём росте, возрасте и попросила прибыть к одной из гостиниц к 7:00 утра. Время раннее, но так как больше заняться мне было нечем, я был там уже в 6:30. Подтягивались знакомые «белые» лица – студенты и танцоры из клубов. В это время китайская съёмочная группа завтракала (мы от приёма пищи отказались) и выносила на первый этаж аппаратуру.

Техника, имею вам сказать, у китайцев весьма впечатляющая. Для съёмок сериала они используют несколько камер “Sony” с набором объективов и фильтров, какому позавидует любой профи, дисплеи “Panasonic” с мануальной настройкой цветопередачи, рельсы, софиты, отражатели и прочие технические «примочки», но… Качество съёмки среднего китайского сериала эквивалентно съёмке свадьбы в глухой провинции. Это без учёта «гонконгских спецэффектов» с летающими людьми и компьютерной графикой а-ля Microsoft paint. Ребята, конечно, стараются изо всех сил, но если потратить час своей жизни на просмотр пары серий китайских ситкомов, то непременно зарежет глаза и возникнет вопрос – руками ли держал оператор камеру? Как нам поведал в автобусе один представитель съёмочной группы, они (китайцы) тоже любят посмотреть сериалы типа «Во все тяжкие» или «Игра престолов», но снять что-то похожее не позволяет бюджет, да и не дадут – китайская цензура пропустит только сериалы вроде «Кармелита» или «Ханна Монтана». А тут полёт для творчества в плане режиссуры и операторского искусства сильно ограничен. Да и актёры на «Оскар» не претендуют. Обычная такая рутина.

Но вернёмся на съёмочную площадку. Ею сегодня стал международный терминал аэропорта Мэйлань, что в нескольких километрах от города Хайкоу. Утром здесь самолёты не летают, а значит – нет и пассажиров. Лишь пара зевак-таксистов, охранники да уборщица. Есть где развернуться бригаде из примерно ста человек. Четверо операторов с помощниками, гримёры, костюмеры, осветители, техники, актёры, массовка и режиссёр с несколькими помощниками у которых ещё и свои «помогайки». Последние, кстати, сразу схватились за синюю и красную изоленту. Синей заклеивали все надписи на дверях, дабы никто не заметил, что снимают именно в этом аэропорте, а красной на полу отмечали места, в которых должны стоять актёры. Нам же выдали по чемодану и сказали, что мы будем играть рядовых пассажиров, снующих по терминалу.

Режиссёр тем временем расположился в мобильной аппаратной, представляющей собой стол с четырьмя экранами. Трещали рации, а помощники носились из стороны в сторону, объясняя всем маршруты движения и проговаривая текст с актёрами. Последние сидели на именных креслах (звёзды ведь!) и шутили между собой. Из всего многообразия имён я понял, что главную героиню по сценарию зовут Фионой, что породило логичную мысль – рядом с ней будет «Китайский Шрек».

Пока мы ждали команды от нашего азиатского мэтра киноискусств, я объяснял присутствующим иностранцам процесс съёмки. Нас было всего восемь человек, только один – не русскоговорящий. Я показал на огромный кусок пенопласта и спросил о его предназначении. Естественно, мои коллеги не смогли ответить о смысле сего предмета. Слишком дико он смотрелся на фоне всего высокотехнологичного оборудования. А ведь применяется пенопласт для дополнительной подсветки – не всем по карману отражатели света, поэтому начинающие фотографы часто используют пенопласт или ватман для дополнительного освещения.

На этом моменте мою короткую лекцию прервал кто-то из группы и сказал, что всё готово к съёмкам. «San, Er, Yi. Action!» — раздалось откуда-то из-за угла. Все зашевелились, имитируя жизнь терминала при выходе пассажиров. Были и статисты, машущие руками и табличками с названиями отелей, были парочки, ссорящиеся из-за потерянных билетов, даже человек, тупо смотрящий на табло вылетов\прилётов. Но никто не издавал ни звука. Разговаривать было велено только актёрам, которые в мгновение ока запороли дубль, забыв свои реплики. Дублей сделали штук пять, после чего недовольный режиссёр встал со своего места и приказал переставить камеры и свет. В итоге на одну сцену ушло около часа.

Потом мы снимали выход из терминала на парковку, но по какой-то неведомой причине нам поменяли чемоданы на тележки… с другими чемоданами! Зачем это было сделано – ума не приложу, но поводов для шуток у нас появилось сразу много. Вообще всевозможные «ляпы» для китайского кинематографа – дело привычное и даже, можно сказать, житейское. Выход из терминала сняли быстро, заминка произошла только один раз – режиссёр вспомнил, что стеклянные двери имеют свойство «отзеркаливать» и поэтому вся съёмочная группа попадала в кадр. Опять всех переставили. «San, Er, Yi. Action!» — донеслось из рации. Помощник режиссёра дал нам отмашку и «иностранные пассажиры» замаршировали по направлению к парковке, где нас на камеру фиксировали не только мастера китайских сериалов, но и персонал аэропорта вперемешку с таксистами.

Затем была сцена, в которой мне досталась самая главная роль. Не то, чтобы мне её дали, просто, когда оператор пролетал мимо с камерой, то он остановился напротив моего лица. Сцена заключалась в том, что главной героине делали предложение. В аэропорте. На посадке. Причём уже при реальных пассажирах! Отыграли актёры, конечно, славно, ну а нас попросили подойти ближе, хлопать и всячески выражать радость за героиню. Видимо моя «радость» режиссёру понравилась больше всех, отчего он сказал снять мою физиономию крупным планом. Потом ко мне подошёл один из его помощников и сказал на ломаном английском, что «меня много было и теперь отдых». Окей, отдохнём, раз уж так просят!

За то время, что я сидел на «скамейке запасных», мне удалось поближе рассмотреть режиссёрское место. Сам хозяин площадки был весьма немногословен – сидел, закинув ногу на ногу, и вглядывался в экраны мониторов. Если ему не нравилась картинка, то он что-то коротко бурчал в рацию, отчего половина площадки тут же снималась с места и меняла дислокацию. А когда они предлагали оценить их труд, говорил короткое и ёмкое «хао» и давал команду на съёмку. То и дело к нему прибегали сценаристы, тыкали пальцами в текст и показывали на мониторы. Уставшим взглядом режиссёр глядел на листок, на экран, опять на листок и, почти ничего не говоря, откидывался в кресле. Суетились за него совсем другие люди. Особенно меня радовал его первый помощник – китаец лет сорока, с длинными немытыми волосами и энергией достаточной, чтобы быть чирлидером какой-нибудь футбольной команды. Бегал туда-сюда, кричал, махал руками, хотя по виду его подчинённых читалось: «Да чего ты так паникуешь? Просто скажи – иди влево, а не вправо!». Тем не менее, неугомонный тип старательно показывал артистам куда смотреть, за кем идти и даже (!) как целоваться. Схематично, но очень энергично.

После почти пяти часов съёмок нас всех накормили рисом с овощами и чаем, которые заботливо привезли из гостиницы. Проблема была в том, что есть было негде – мы разделили трапезу прямо на парковке, держа разносы в руках и прячась от палящего солнца в тени грузовиков с аппаратурой. Накормили от пуза! Добравшись до автобусов, мы спросили промоутера о самом главном – когда нам выдадут деньги и отпустят домой? Оказалось, что съёмки перемещаются на другой конец города и поэтому нас высадят «где-нибудь поближе к отелю» (в трёх километрах), а деньги отдадут только в гостинице. Зарплата составила 400 юаней.

Из беседы с ребятами я понял, что они на съёмках уже не первый раз, даже в этом сериале уже засветились. По словам моих знакомых, средняя плата за рабочий день составляет от 300 до 1000 юаней (это для массовки, а теперь представьте – сколько получают сами актёры!), то есть нам ещё повезло. Особенно повезло с промоутером — Эбби взяла по 100 или 200 юаней с человека. До неё, говорят, работала другая китаянка, которая могла забрать и половину зарплаты.

Итоги таковы: если вам предложат сняться в сериале – не отказывайтесь. Это по меньшей мере весело! Вам ещё и заплатят. Чем больше вы расскажете о себе промоутеру, тем больше «подработок» он вам сможет найти. Если вы интересуетесь техническими аспектами съёмок – смело расспрашивайте китайцев обо всём. Они с радостью похвалятся своей техникой и дадут несколько советов при выборе подобной аппаратуры. И самое главное – не забудьте (как это сделал я) узнать название кино-шедевра, в котором вы приняли участие, чтобы потом скинуть ссылку своим друзьям!

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Максим
2015-04-10 22:15:46
Кино, в итоге как называется? Где смотреть автора?)))
orny
2015-04-11 15:59:38
А ребенка (6-7 лет, среднерусский тип внешности) можно снять в китайском кино? :)