3 Pi [16+]

Грант Грантов, рассказ 3 Pi / Магазета

«Пи» — иррациональное число, то есть его значение не может быть точно выражено в виде дроби m/n, где m и n — целые числа. Следовательно, его десятичное представление никогда не заканчивается и не является периодическим. Иррациональность числа была впервые доказана Иоганном Ламбертом в 1761 году. «Википедия»

«Чем выше мы поднимаемся наверх, к небу — сквозь ветры и дожди — к Богу, тем глубже должны наши корни уходить в мрак, грязь и подземные воды, вниз, к Аду.» Милорад Павич, «Хазарский словарь» («Мужская версия»)

«А они жгут бес-траву, люди с границы, но в пламя не смотрят, говорят: бесы, они заворожат тебя и заманят, и того, кто засмотрится в пламя, утащат к себе. А потом какой-нибудь ещё идиот, которому хватит ума пялиться в пламя, увидит там тебя.» Стивен Кинг, «Dark Tower»

Часто так бывает, правду о Китае трудно писать, сложно. Но надо.

Жизнь Сяо Ван и Гао Фэна была наполнена той самой скукой, которая часто бывает в кино, на экране, и которая, как правило, не лечится. Герои, скучая, ходят туда-сюда, говорят, пьют, болеют, умирают. И все без интереса. Вот если бы жизнь полная опасностей! Но…

Сяо Ван родилась в провинции Хэнань и приехала в Сиань за лучшей жизнью. Древняя столица Китая, Сиань в последнее время стал, как принято говорить, экономическим, политическим и культурным центром развития северо-запада КНР; соответственно, и возможностей здесь больше. Закончив в Сиане институт переводчиков, располагающийся в живописном месте, прямо у подножия гряды знаменитых Южных гор, Сяо Ван, конечно, не стремилась вернуться на родину. Завоевать Сиань, а возможно, и Пекин — таким было её намерение. Ведь окончание университета — это время действия и принятия важных решений! Её огромного запаса сил и энергии должно было хватить для удовлетворения как материальных, так и интеллектуальных стремлений.

Сяо Ван казалось, что в Сиане ей предоставляются возможности, требующие максимальной концентрации ума и интуиции, но и дающие шанс для развития всех навыков и умений. Она не только обладала серьёзными умственными способностями для производства идей и составления планов по покорению древней столицы, но и верила, что может претворить их в жизнь. Наступило время штурма, говорила она себе, заплетая по утрам косички и смотря хитрыми глазами в зеркало, и подняться на более высокую ступень. Что поделаешь! В «Книге о Пути и Силе» написано: «Человек стремится ввысь, как рыба на глубины, и нечему людей здесь учить». И верно, в одном из ночных клубов города она встретила своего будущего мужа Гао Фена.

Сяо Ван владела искусством минета. Делала это хорошо. Даже прекрасно. С настроением. Как не каждая делает. И никаких лежа на кушетке, 69 и т.п. Только на коленях! С унижением перед мужем.

Гао Фен был высокий, темноволосый, красивый парень из семьи, что называется, с положением. Его матери и отцу удалось стать высокопоставленными чиновниками, отвечающими в 70-ых за управление частью Тибета, с офисом в Лхасе. (Может быть, это и повлияло на дальнейший ход нашей истории.) Родителей своих мальчик видел не часто, они всё время торчали в Тибете, а его определили в круглосуточную школу-интернат для VIP-подростков. Гао Фен учился хорошо, но постоянно нервничал. Как так? Где мать? Где отец?! И не нужны были ему все те конфеты, машинки и – позднее, порнофильмы… – которые компенсировали ему отсутствие родителей. Закончив школу, он поступил в сианьский педагогический институт на факультет китайского языка. Гао Фен не только знал наизусть почти всего Лаоцзы, но и часто демонстрировал на спортивных состязаниях недюжинную физическую силу, прекрасно играя в футбол и баскетбол.

— Ну, кто на меня? — иногда он выходил драться на улицу один против четверых татуированных, в наколках, свирепел. — А?!

После женитьбы Гао Фен стал членом клуба «Сань Пи» — «Три Пи», последний знак не был иероглифом, писался по-гречески, «число пи». На работе все его боялись, да туда можно было и не ходить – подумаешь, какой-то там референт в управлении провинции Шэньси по делам Тибета, но четырехкомнатную квартиру с круглосуточными отоплением и горячей водой ему дали. То ли от нечего делать, то ли из интереса, он стал свинговать и часто менял свою жену Сяо Ван на другую женщину или женщин, иногда просто добавляя одну персону к их паре во время пламенной страсти, два плюс один, то есть, другими словами, «зажигал». Свинг был его идеологией и образом жизни, и он считал себя скорее человеком искусства, нежели мачо, самцом. При этом отлично сложенный, высокий и широкоплечий, Гао Фен, «Высокий Пик», так переводилось его имя, часто ссылался на жизнеописания римских императоров прошлого.

Каждый китаец-мужчина любит читать про женщин, спавших во всех мыслимых и немыслимых комбинациях не только со всеми лицами всех полов и возраста, но и со своими кровными родственниками — сестрами и матерями. С матерью он тоже хотел переспать, но так и не попробовал сделать это. Чтобы оставить мечтой, говорил он себе.

Надо сказать, что институт брака с самого начала привлекал его мало, и он иногда даже подумывал о разводе. Сам он тоже часто становился третьим в какой-нибудь паре или семье по обоюдной, так сказать, договоренности: на вечер или больше. Номер его китайской аськи «QQ» был вывешен на специальных досках объявлений в любовных сайтах, службах знакомств и был хорошо известен всем старым знакомым, коллегам-свингерам. При этом паролем для вызова Гао Фена служила простая фраза: «Сю яо сань пи», «Нужен третий Пи». Почему?

Как объяснял владелец клуба, «пи» — число иррациональное, необычное. Мистическое. Клуб открылся в Сиане как раз 14 марта, в Международный день числа «пи». В Азии люди обычно женятся и живут друг с другом до глубокой старости, показывая окружающим пример образцовой конфуцианской добродетели, а он, хозяин, как раз хотел, наоборот, взорвать, потрясти этот параноидально организованный и структурированный китайский мир, дав своим клиентам — большинство из них были друзья – возможность весело и бесшабашно перевернуть институт брака: меняться мужьями и женами. В назидание и укор ортодоксам из ЦК КПК КНР. В полиции были свои люди, также ненавидящие компартию, они не отказали.

— Сначала надо открыть в себе мудрость! – кричал владелец клуба. – А потом можно сойти с ума, — добавлял он. — Истина, она везде! Во всем! В плохом она тоже есть.

«Пи» — это не простое число, объяснял свободолюбивый хозяин. И у меня в клубе на дух не будет нормальных клиентов! Безумие, вот наш конек, в том числе и сексуальное! (Он был философ…) 3,14 — писал этот человек мелом на стене, стоя перед ней в одних плавках, и добавлял ряды и ряды десятичных знаков, которые были БЕСКОНЕЧНЫ. За нашей Вселенной находится ещё одна, и так далее, сверкая глазами, говорил он, значит, в числе «пи» скрыта любая информация, которая когда-либо была или будет доступна людям!

3,1415926535 8979323846 2643383279 5028841971 6939937510 5820974944 5923078164 0628620899 8628034825 3421170679 8214808651 3282306647 0938446095 5058223172 5359408128 4811174502 8410270193 8521105559… Они с Гао Феном знали всю сопутствующую риторику наизусть. Интересно, «наизусть» и «низость» — это одно и то же? Начиная с Архимеда, математики вписывали в круг правильный многоугольник и находили отношение периметра к радиусу. Например, в первой половине XV в. в обсерватории Улугбека, возле Самарканда, астроном и математик ал-Каши вычислил число «пи» с шестнадцатью десятичными знаками, вторил ему Гао Фен, а в пятом веке китайский математик Цзу Чун Чжи положил жизнь, чтобы раскрыть астральность этих знаков. Но не смог. А почему?

Только оргазм останавливает произвольное мышление! Хоп-хоп, и мысль остановилась. Смысл-то в этом. После оргазма можно принять правильное решение. Находишься в концентрации самадхи. В полной податливости тела и ума. Но этого трудно достичь в браке, прожив со своей половиной тридцать лет! Нет эрекции, заедает быт, секс превращается в разговоры, жена это друг, а друзей не трахают. Поэтому и клуб «Три Пи», ты, она и он – все тайные знаки. Или даже больше: много-много этих обнаженных азиатских знаков «пи», люди представлялись знаками в его воспаленном воображении, а мир – не существовал. В десятичной части числа «пи» нет повторений, и он менял девушек. Когда я умру, просил босс, поставьте на моей могиле огромный обелиск в виде числа «пи».

Но бизнес шёл хорошо, люди приходили! Поменяться женами — это сильно! Это мощно. Хотя и, в общем, по китайским расценкам, не дешево. Однажды два врача так поменялись женами, что переженились. Правда, за это их выгнали с работы. Они открыли там что-то свое, автор не запомнил. Но идея была хорошая. Почему бы и нет?

Со временем Гао Фен бросил службу, оставив себе мажорную квартиру и спортивный зал, сел на диету и стал активным участником всех событий клуба и свинга, мужчиной по вызову. Он не пил, не курил, был подтянут, выглядел спортивно, соблюдал диету и — свинговал.

«Клавдий Птоломей, отец синусов и тангенсов, помоги мне в моем нелегком труде, — часто молился он в сторону Запада, — пожалуйста, пожалуйста!» Все смеялись, а зря. Клавдий Птоломей, помогал он. Это же матрица сознания действует, не так ли.

Китай и есть Третий Рим, говорил тогда Сяо («Маленький», уменьшительно-ласкательная приставка перед фамильным иероглифом в разговорном китайском языке), отвечая на звонок. Гао Фен был строен, высок (по-русски это бы называлось «косая сажень в плечах») и нравился всем женщинам, от пятнадцати до пятидесяти. Хобби и привычка — вещи разные, но в данном случае они совпадали, объемы секс-труда нашего героя были впечатляющими: в неделю Гао Фен менял до пяти-шести женщин… На эти развлечения он тратил все свои силы и время, остававшееся от нелегкой работы парковщиком машин у большого странного супермаркета, имя которого приводить здесь не имеет смысла — читатель все равно не знаком с сианьскими реалиями. (Ладно, скажу: «И чу лянь хуа». Какой-то там прекрасный и огромный лотос. Заметим также, что магазин этот был открыт китайским свингером-миллионером, умершим в прошлом году в Малаге от СПИДа.) Почему парковка? Все просто. Можно было за день познакомиться с доброй дюжиной новых пар для клубных утех.

Его жена Сяо Ван соглашалась на эти «обмены» мужа чисто из сострадания, так как любила его всей душой и жалела. Она знала также, что Гао Фен гордился своей способностью мгновенно начинать бурные любовные отношения с любым человеком противоположного пола, как и рейтинговым показателем самих встреч. «1-1, 1-2, 2-1» писал на стене он. Что это означало, догадаться не сложно. Один с одной, один с двумя и все такое прочее. Иногда бывало и «4-на-4», но редко.

Происходило это так. Сначала в условленное время по лестнице на второй этаж клуба поднимались, взявшись за руку, пары. Они раздевались в прихожей, вешая одежду на специально вбитые в стену крюки в стиле династии Тан из начищенной и отполированной добровольцами старинной бронзы, потом снимали обувь и проходили в гостиную. Публика была солидная, все в чистых, в основном белых носках. В гостиной стояли диваны из красной кожи, на которые пары, пока еще, как любил говорить хозяин, «не разменянные», садились плечом к плечу и начинали общение. На длинных низких столиках стояло охлажденное шампанское и узкие стильные бокалы, блюдечки с закусками, тут же — небольшие керамические чайники, раскрашенные бело-голубым наподобие нашего «гжеля», с заваренными в них цветами хризантемы, иногда туда добавлялись лепестки розы, и колотый сахар.

— Фруктовый чай! – кричал хозяин. – Гости дорогие! Пожалуйста! Пейте фруктовый чай! – Иногда он мысленно добавлял «суки». Но ласково. Ласково называл суками гостей. За что по идее должен был сам следующие пятьсот жизней перерождаться собакой. Лаять.

comments powered by HyperComments

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: grantgrantov

- 别去打听丧钟为谁而鸣. 它鸣为你, 鸣为我 - ПОДТВЕРЖДАЮ ПИСЬМЕННО СВОЕ БУДУЩЕЕ: я уже отрезанный ломоть, hard bread! Мои сны и мысли нелинейны, они роятся, роятся, роятся, разветвляются в разные стороны, они существуют все одновременно и благодаря этому проникают в мою жизнь и наполняются ею в большей степени, чем какая бы то ни было фраза! Вы знаете это из своего опыта. Чтобы отразить в своих произведениях мысли и сны, я решил превратить свою жизнь, в которой слова, как вороны на проводах, располагаются одно за другим, в нелинейный феномен. Потому что письменный текст это всего лишь графическая тень фонетического тела. Если хотите, мои неумелые, не редактированные тексты есть образ распада пространства и времени, которое делится на коллективное мужское и индивидуальное женское, "инь" и "янь". И что мужчина ощущает мир вне своего "я", он во Вселенной, а женщина носит эту Вселенную внутри себя (ниже живота). Поэтому поймите: лучше сгореть, чем раствориться. В песнях улицы, горя и нищеты. В мае 2013 этого года был трижды номинирован на премию "Народный поэт"; http://www.stihi.ru/ Мои любимые строки жизни: Бр(ателл)о! 手把青秧插满田,低头才见水中天,心底无为方是道,原来退后是向前. Вот так примерно.

g
2013-05-25 02:57:13
не бойся, я с тобой
Большой папа GG
2013-05-25 00:02:55
жжжжесть
Lucky 8
2013-05-24 20:01:28
3,415926535 - единица пропущена...
grantgrantov
2013-05-25 21:37:35
Спасибо!) Там посмотри первое на Стихах. Мысли)
grantgrantov
2013-05-25 21:38:23
Так и делали.) Что там...
grantgrantov
2013-05-25 21:39:32
Когда денег слишком много, тоже плохо). 500-600 евро в Шанхае в день. До дома не доносили успевать).
grantgrantov
2013-05-25 21:40:27
Да, спасибо. Кто-нибудь, поправьте, пожалуйста.
мохнатая луна
2013-05-25 23:05:23
Скажи,а "отец Ургьен" это " Tai Setupa Rinpoche at Sherabling, near Dharmsala" ?
g
2013-05-25 23:14:58
Терри Роджерс рисует в чистейшем стиле соц. реализма , на тему постмодернистского рая . Эта тема втайне нравится многим ,поэтому он широко известен. .. А ты бьёшься с табу ,как с ветряными мельницами ,за что и бываешь жестоко бит... Что ж между общего ?
g
2013-05-25 23:18:00
"между в а м и" )))
grantgrantov
2013-05-26 19:35:09
http://www.stihi.ru/diary/arariarara/2013-05-26
grantgrantov
2013-05-26 19:24:25
СЕКС, ЛОЖЬ И ОДИНОЧЕСТВО.
grantgrantov
2013-05-26 19:26:24
«гипер-глэм-реализм») И Скотт Фитцжеральд).
grantgrantov
2013-05-26 19:04:28
:))) Нет, другой. Нет, жанр там чуть другой тоже. Спасибо.
Lucky 8
2013-05-27 17:06:47
Некстати, в первый раз из всех предыдущих текстов зацепило - и было интересно дочитать до конца. Спасибо.