Четыре тысячи лет в Дали. Главы четвертая и пятая

Курган «Могила Тысячи воинов»

Глава четвертая

Война Тяньбао

Наньчжао сосуществовало с династией Тан более двухсот лет, и все это время прикладывало большие усилия для поддержания хороших взаимоотношений. Но все равно иногда не удавалось избежать трений и конфликтов. Война, начавшаяся в годы Тяньбао (Tianbao), была самым знаменитым событием тех времен.

В 748 году, в период правления династии Тан под девизом «Тяньбао» (Небесные сокровища), умер король Наньчжао Пи Луоге. Его приемный сын Ге Лофэн взошел на трон, танский двор пожаловал и ему титул «Принц Юньнани». Прибегая к военным и дипломатическим тактикам и маневрируя между различными политическими фракциями, Ге Лофэн прилагал усилия, чтобы продвинуть свое влияние на восток, продолжая линию своих предшественников. Он отправил Ян Моули посланником в город Куньчуань (Kunchuan) со специальной миссией — кнутом и пряником переселить людей народности Бай из племени Западного Цуань в местности, называемые теперь Баошань и Дали. Эти меры поддерживали и увеличивали мощь Наньчжао. По материалам «Новой истории Тан: биографии Наньмань» можно сделать вывод, что во времена царствования Ге Лофэн территория Наньчжао увеличилась довольно сильно и дошла до всех современных границ Юньнани с Бирмой, Вьетнамом и Тибетом. Город Янцзюме (современный старый город Дали (Gu Cheng)) стал столицей, а Шаньчань (современная улица Тодун в Куньмине) стал сопровождающей столицей.

Вход на территорию кургана «Могила Тысячи воинов»

Усиление Наньчжао заставляло нервничать танские власти, а это неминуемо привело к двусмысленной политике Наньчжао, что в свою очередь обусловило неустойчивость местного магистрата, который был заинтересован как в самостоятельности внутри Юньнани, так и в получении льгот от танского двора. Это все послужило поводом для назревания военного конфликта, срежиссированного Сянью Чжунтун и Чжан Цяньто. Сянью Чжунтун был военным управляющим Цзяньнань (базирующимся в Ченду, Сычуань), а Чжан Цяньто был префектом Юньнани. Оба они в то время были ответственными по вопросам Юньнани при танском дворе. Видя, как расширяется Наньчжао, особенно после того как оно стало контролировать западные и восточные племена Цуань, они пришли в полное замешательство и начали угрожать Ге Лофэн заменой его на младшего брата Чен Цзие. Они поддерживали его соперника Цуань Чундао, подкупали танских посланников и постоянно вымогали золото, серебро и армейскую провизию из Наньчжао в попытках ослабить государство. Перед лицом одной провокации за другой Ге Лофэн вынужден был планировать адекватные защитные действия на случай возможного военного противостояния; хотя, с другой стороны, он время от времени продолжал воздвигать памятники в честь танского двора. Поняв, что все попытки спровоцировать Ге Лофэн проваливаются, Чжан Цяньто попробовал действовать по-другому. Когда Ге Лофэн, путешествуя со своей женой и дочерьми, остановились в Яочжоу (Yaozhou), Чжан Цяньто решил намеренно оскорбить его жену и дочерей, подтолкнуть этим правителя к мятежу, который потом собирался жестоко подавить. Ге Лофэн оказался в невыносимой ситуации и, опередив Чжан Цяньто, выставил войска и захватил Яочжоу, что послужило началом войны в 750 году.

Храм в честь генерала-захватчика Ли Ми

После полного разгрома войск Чжан Цяньто, Ге Лофэн постоянно отправлял посланников к Сянью Чжунтун, выражая свою добрую волю, и объясняя, что Тубо до сих пор с завистью смотрит на земли Юньнань, и если Тан и Наньчжао будут продолжать конфликтовать, Юньнань может перестать быть юго-западным барьером танского двора. Но все посылы оставались без ответа, словно Тан было готово к уничтожению Наньчжао.

В 751 году Сянью Чжунтун, поняв намерения танского двора, приказал войскам под предводительством Ван Тяньюнь осадить Наньчжао с западной стороны гор Цаншань, с планом атаковать его с обеих сторон. Увидев, что мира достичь не удастся, Ге Лофэн снова начал готовиться к масштабным военным действиям.

Контратака началась по всем направлениям, сразу был убит командующий Тан Ван Тяньюнь , а Сянью Чжунтун в панике бежал. Итак, Ге Лофэн снова был вынужден добиваться мира при помощи силы. С тем, чтобы противостоять еще более жесткой мести танского двора, он отправил посланниками в Тубо своего сына Дочуань и более 60 людей, с огромным количеством преподношений и с просьбой о поддержке. Премьер-министр Тубо Исян Еле принял людей и подарки и присвоил Ге Лофэн титулы «Цанпуджун» (Младший брат) и «Южный правитель».

Битва у реки Сиер (Xi’er) лишила Тан всего, что они достигли в течении прошлых ста лет и позволила Тубо расширить свое влияние через реку Цзиньша (Jinsha).

Поклонение генералу Ли Ми в построенном в его честь храме.

С резким ухудшением дел в Юньнани, у императора Сюаньцзун не было другого выхода, как прислушаться к советам придворных и снова прибегнуть к силе. В соответствии с этим решением губернатору Ханьчжун было приказано восстановить Яочжоу, укрепить его защитные сооружения, и приготовиться к следующей военной компании.

В 753 году, когда стены Яочжоу еще не были окончательно укреплены, Наньчжао отправило войска, и, опередив противника, вновь захватило Яочжоу, взяв в плен губернатора и окончательно захлопнув дверь для консолидации сторон.

В 754 году, танский двор в третий раз начал компанию против Наньчжао. Он направил в поход стотысячную армию во главе с генералом Ли Ми. Выступавшие впереди войска Тан вскоре встретили атакующие отряды Наньчжао и Тубо, «не имея времени натянуть луки и обнажить мечи». Все кончилось «потоками крови, рекой трупов, целая армия была сломлена, и командир утопился сам». Вот что историки называют войной Тяньбао в городе Тайхе (Taihe) в Великую эру Тан. Эта война привела к « исчезновению 200 000 солдат, и ни одного колеса не докатилось обратно домой» в сторону танского двора.

Множество древних и современных политиков, историков и литераторов описывали и исследовали эти трагические события.

Танский поэт Бай Цзюи упоминет об этом в поэме «Династия южных варваров»:

Император в годы Кайюань был благороден с придворными,
Но варвары все равно оставались непокорными.
Сянью Чжунтун и его многотысячное войско —
От рук тех варваров полегло все.
И до сих пор на берегах Сиер- реки
Стрелы и кости можно найти.
Так же в другой своей поэме «Старик со сломанной рукой из Синьфэн» он писал:
К сожалению, воинский призыв начался в годы Тяньбао:
из каждой семьи, где больше трех мужчин, одного забирали.
Куда должны были войска идти?
В мае отравились они за тысячу ли.
Я слышал в местечке под названием Лушуе-
войска переправлялись, словно по кипящей воде,
там смердело, когда перечные цветы цвели,
средь каждых десяти солдат погибало два, три.
То тут, то там в деревнях стоял плачь и стон;
Сыны покидали родителей, мужья жен.
Из всех, кто ушел воевать, говорят, никто не вернулся назад.

Не успела война Тяньбао завершиться, как в 755 году поднялся мятеж Ань-Ши, как результат недовольства большими военными компаниями и чрезмерными запросами властей, которые преследовали население и истощали казну. Теперь, когда царство Тан было в упадке, у него больше не было возможности начинать другую экспедицию против Наньчжао. А Ге Лофэн, несмотря на существующее негативное состояние отношений с Тан, все равно был уверен, что Наньчжао и Центральная равнина — одна семья, и что эта временная размолвка не разорвет их братские узы.

Павильон над "Стелой Преданности". Деревня Тайхе

Политик и стратег Ге Лофэн в 766 году воздвиг стелу Преданности «Дехуа Бэй» в городе Тайхе , отражающую трудное положение, в которое попало Наньчжао, когда пришлось отколоться от Тан против своей воли, и выражающую надежду на понимание и снисхождение танского двора. И, больше того, он приказал собрать и захоронить все останки танских солдат под большим курганом, что ныне называется «Солдатская могила династии Тан Тяньбао» (местное название «Могила тысячи воинов»).

Спустя сотни лет Дэн Цзилун, административный уполномоченный в Юнчан династии Мин, проезжая мимо Дали и вспоминая прошлое в свете настоящего, написал знаменитую поэму:

Победы Тан в южных компаниях хорошо известные всем;
Но кто выразит иссохшим на солнце костям соболезнования?
Спаслись лишь Зеленые горы, и каждый год, надевая белый наряд
Чистейшего снега, сияют они над душами верных солдат.

Эта поэма комментирует глубину закона истории: только примирившись, выигрывают все этнические сообщества; разобщаясь же, все проигрывают.

В 793 году, пережив многочисленные беспокойства от Тубо, И Моусюнь решил покориться Тан. Посланники, которых он отправил по трем разным дорогам, все добрались до Ченду и передали добрую волю танскому двору, который выразил позитивный ответ, назначив Цуй Цзуоши своим посланником в Наньчжао. Обе стороны провели формальную церемонию воссоздания альянса в храме на горе Цаншань. И вот, после 40 лет вражды Тан и Наньчжао вновь восстановили дружеские отношения.

Как следует из «Полных Юньнаньских хроник», отредактированных в династию Мин, люди народности Бай вскоре начали почитать танского командующего Ли Ми, и до сих пор в храме Ли Ми, у подножия пика Сеян (Xieyang) горы Цаншань каждый день дымятся благовония. Некоторые преклоняются перед ним как перед местным божеством (Бэньчжу), а некоторые молятся ему как богу удачи. Ли Ми отдал свою жизнь, пытаясь захватить Наньчжао, но вот уже больше тысячи лет память о нем продолжает жить среди зеленых сосен и кипарисов гор Цаншань, а местные жители приносят жертвоприношения. Этот культурный феномен, загадка для впервые попавших в Дали путешественников, продолжается поколение за поколением. Люди народности Бай заслужили похвалы за свою непредубежденность и толерантность.

Храм поклонения генералу Ли Ми каждый день притягивает большое количество паломников, и никто из них не обижен на него за кровавую войну, в которой он командовал войсками противника.

Горы Цаншань и "Три пагоды" символ Дали

 

Глава пятая

Государство Дали

Согласно историческим документам государство Дали было еще одним режимом, основанным на территории Юньнани местными меньшинствами. Этот режим возник и укрепился как наследие царства Наньчжао. Оно было основано в 937 году Дуань Сыпином, человеком народности Бай, трон которого затем передавался 22 поколениям на протяжении 316 лет. «История династий Юньнани» повествует, что территория государство Дали достигала Пуань (Pu’an) в провинции Гуйчжоу на востоке, Джесса в Бирме — на западе, Черной реки во Вьетнаме — на юге, и реки Даду — на севере.

В 902 году министр Наньчжао Чжен Майсы, «размахивая ножом мясника», уничтожил около 800 членов правящей семьи и установил государство «Дачанхе». Так прежде могущественное царство Наньчжао пришло к своему закату.

Через 26 лет после того, как Чжен Майсы захватил трон, его сверг Ян Ганьчжен для Чжао Шаньчжен. В 927 году Чжао принял трон и установил государство «Датяньсин», но через 10 месяцев, свергнув Чжао, Ян занял трон, установив государство «Даиньин».

Даосский храм в горах Вейбаошань

Регион погрузился в хаос, завертевшись в водовороте смены режимов. Местные жители испытывали невероятные страдания.

Неспокойные времена перемен часто порождают людей с большими амбициями. Дуань Сыпин был таким героем. Выходец из обедневшей семьи деревни Юаньбан (Yuanbang), он с детства, пася скот других семей, мечтал свергнуть тиранию.

«Однажды, возвращаясь с выпаса домой, он услышал, как быки, коровы, куры стали возвещать: «Сыпин — правитель, Сыпин — правитель». Об этом странном случае было доложено правителю Даиньин Ян Ганьчжену, который тут же приказал солдатам схватить Дуаня. Услышав эту новость, Дуань сбежал на север со своим младшим братом. На подступах к Шангуань (Shangguan) преследователи почти настигли его, но, к счастью, один старик спрятал его в горной пещере, а затем отправил на лодке в Сягуань (Xiaguan). Не решившись там оставаться, они с братом поспешили в Пиньдянь ( в наше время Сянюнь (Xiangyun)) и нашли там убежище на зеленом озере, практикуя каждый день боевые искусства в преддверии своего часа».

Эта история появляется на страницах «Полных летописей Наньчжао», «Происхождения государства Бай» и других исторических документов. Конечно, говорящие коровы и курицы были частью суеверий того времени, но это передает отчаяние народа, который был затянут в трясину несчастий и жаждал чудесного избавления.

Бронзовая статуэтка времен государства Дали

История жизни Дуань Сыпин как основателя государства Дали неизбежно стала предметом интереса и изучения, и, конечно же, обросла большим количеством невероятных событий и приключений, так что среди историков до сих пор нет окончательного мнения по поводу реальных событий его жизни.

Дуань было прославленной клановой фамилией народности Бай. Дуань Сыпин как член клана поддерживал близкие отношения с феодальными князьями Бай, которые, видя скорое падение режима «Даиньин», попросили Дуань вернуться обратно в регион озера Эрхай и приготовиться к свержению Ян Ганьчжена. Чтобы иметь поддержку региона, в случае победы Дуань пообещал вполовину урезать налоги и на три года отменить барщину некоторым крестьянам.

Затем Дуань обратился к внешним силам, прося поддержки у 37-ми княжеств Умань, которые, несмотря на свое процветание, всегда несли тяжелое ярмо Наньчжао. Он обещал освободить их от рабства и барщины, после того как свергнет власть «Даиньин».

Вскоре эти княжества приняли решение присоединиться к Дуань. Стороны заключили соглашение, и в честь этого события воздвигли «Стелу альянса тридцати семи» (эта стела до сих пор стоит на территории средней школы №1 Цюйцзин (Qujing) в часе езды от Куньмина).

После нескольких сражений они вместе свергли режим «Даиньин» и 21 декабря 937 года короновали Дуань Сыпина в городе Яндцюмие (в настоящее время Старый город Дали) и объявили образование государство Дали.

После учреждения государства Дуань « сослал всех зловещих придворных Ян, наказал грешников, наградил верных, бросил вызов старой системе и изменил тиранические законы и указы». Он принял политику межличностных доброжелательных отношений и сближения между соседними государствами как залог для многолетнего содружества между 37-ми княжествами Восточной Юньнани и поддержания добрососедских отношений со всеми прилегающими государствами. И несколько раз по своей инициативе подписывал послания о добрых намерениях с династией Сун.

Украшения времен государства Дали

Деревня Хэншань (Hengshan) в провинции Гуанси была тем местом, где происходила торговля между двумя сторонами: из Дали в Сун непрерывно поставлялись лошади, мечи и войлочные бурки. В исторических документах упоминается, что «пони из Дали были своенравными, но хорошо подходили для передвижения по горным дорогам, некоторые из них ранее использовались в кавалерии в боях против южной династии Сун». А с другой стороны, торговцы Дали из Центральной равнины привозили не только товары, но еще и разнообразные классические китайские произведения. В исторических документах упоминается, что благодаря этому учетные книги местных торговцев велись с использованием классических китайских иероглифов.

Долгосрочные экономические и культурные взаимоотношения между Дали и династией Сун привели к глубокой культурной ассимиляции региона. Как написано в «Записках путешественника в Дали» времен династии Юань, в государстве Дали «места, постройки, храмы, речь, книги, церемонии (инициация мальчиков, свадьбы, похороны, жертвоприношения), военные маневры, нельзя сказать что полностью, но частично, были скопированы с Хань. И даже до сих пор тут остается многое, напоминающее прошлые династии».

В тот период в Дали конфуцианство правило землями, а буддизм и даосизм — сердцами. По всему региону было построено множество буддийских, даосских, конфуцианских храмов и храмов местных деревенских богов (Бэньчжу). В каждой семье поклонялись как Будде, так и Конфуцию, многие дети знатных фамилий отправлялись на учебу в религиозные школы. Те, кто хорошо преуспел одновременно в знании конфуцианских текстов и буддийских сутр, назывались «буддисты-конфуцианцы», и это было очень престижно. Большинство высокопоставленных чиновников королевства Дали были именно буддистами — конфуцианцами. В связи с такой близостью к религии, 9 из 22 королей из клана Дуань в свое время отказались от трона и стали монахами, что до сих пор приводит в изумление историков.

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: fotosof

мир Прекрасен!

Never
2012-05-16 03:10:07
故事太漂亮了 go on!
Александр
2012-05-15 08:17:46
"Танский поэт Бай Цзюи"?