Из цикла «Экономические связи Китая с соседями»: Монголия

Как известно, Монголия — родина тулупов и суровых кочевников. Данный стереотип прошлого неумолимо уступает место реалиям настоящего и радужным экономическим перспективам будущего. И связаны они с тем, что находится под мягким степным покровом — полезными ископаемыми: углём, медью, золотом, молибденом и ураном. Этот сырьевой «подкожный жир» сулит стране в среднем 10%-ый темп экономического роста на следующие годы (прогноз на 2012: 12%; 2013: 23%[Источник: МВФ]).

Аналогично Непалу, Монголия находится между двумя «тяжеловесами» региона, не имея собственного выхода к морю, что обуславливает режим товарных потоков из третьих стран. Эта ситуация красноречиво выражена в торговой статистике — 3/4 всех импортных потоков поступают из России и Китая. Стремление к сбалансированности выражется в т. н. политике вовлечения в экономические отношения «третьего соседа», т. е. теоретически любой страны. На практике это прежде всего США, Южная Корея, Япония, и в несколько меньшей мере — Индия.

Несмотря на крупнейшие запасы угля и меди, по уровню бедности населения (позиции по версии ВБ) и структуре экономики Монголия имеет немало общего с другими соседями Китая — Непалом и Пакистаном.

Монгольско-китайская граница протягивается на 4676 километра.
Последние 20 с лишним лет стали очень знаменательными для сино-монгольских экономических отношений, ибо вектор экономического сотрудничества, прежде ориентированый на Российскую Федерацию, за последние годы получил сильный перекос в сторону Китая. Ниже приведены статистические данные о торговых отношениях Монголии (Источник: МВФ).

Торговля

  • Торговые партнеры Монголии: Экспорт
Партнер 1996 1998 2001 2004 2007
КНР 19.1% 29.3% 44.4% 47.8% 72.8%
Россия 20.6% 11.8% 8.6% 2.1% 2.7%
Великобритания 4.5% 3.7% 2.4% 15.7% 0.6%
США 4.2% 8.5% 27.7% 17.9% 4.8%
Канада 0.0% 0.0% 0.2% 1.7% 11.0%
Канада 2.5% 2.9% 3.2% 2.0% 2.8%
Южная Корея 8.0% 9.6% 3.9% 0.9% 0.5%
Япония 8.2% 3.7% 3.0% 3.9% 0.7%
Прочие 32.9% 30.5% 4.8% 4.9% 2.6%
  • Торговые партнеры Монголии: Импорт
Партнер 1996 1998 2001 2004 2007
Россия 34.4% 29.8% 35.4% 33.3% 29.1%
КНР 14.6% 11.6% 18.8% 23.6% 32.1%
Япония 17.3% 11.8% 8.8% 7.4% 7.5%
Южная Корея 4.0% 7.5% 9.1% 6.0% 3.6%
Германия 4.8% 5.2% 4.8% 3.3% 3.7%
Сингапур 3.0% 3.4% 1.6% 1.5% 1.9%
США 2.5% 7.2% 2.3% 4.6% 1.3%
Казахстан 0.2% 0.7% 3.3% 2.6% 1.6%
Гонг Конг 0.0% 0.0% 2.5% 1.5% 0.5%
Франция 0.3% 5.3% 1.0% 1.4% 0.8%
Украина 0.6% 0.3% 0.4% 1.5% 1.3%
Италия 5.1% 0.7% 0.5% 0.3% 0.4%
Прочие 15.2% 22.9% 13.4% 12.9% 10.6%

Экспортная структура страны состоит из 80% горно-металлургических сырьевых продуктов и на 20% из сельскохозяйственных товаров с низкой добавленной стоимостью. Общий объем сино-монгольского товарообменa составил в 2010 году 3,3 мрд. USD. Спектр товаров, ввозимых из Китая в Монголию, охватывает прежде всего производственное оборудование, текстиль, товары потребления и транспортные средства. Закупки китайской стороны, в свою очередь, сосредоточены на сырье: уголь, металлы (медь, золото, молибден), кашемир, кожа.

Коротко остановимся на кашемире: на мировом рынке кашемира Китай и Монголия являются конкурентами. Одновременно, львиная доля произведённого в стране продукта экспортируется в Китай для дальнейшей переработки. Это привело к тому, что производственные мощности данной промышленности недостаточно загружены (представители деловых кругов называют цифру 40%). Реакцией правительства на такое развитие ситуации стало поднятие экспортной пошлины на кашмировую шерсть. Ожидаемый результат заставляет себя ждать, одновременно участились случаи контрабанды кашемира через границу. С другой стороны, процветает контрабанда текстильных изделий из Китая в Монголию.

Существенное значение для монгольского экспорта представляет вопрос, КАК доставить свои товары к покупателю. Учитывая их сырьевой характер, авиаперевозки изначально не рассматриваются ввиду их астрономической себестоимости. Итак, остаются лишь две альтернативы: железнодорожные пути к российским и китайским потребителям и/или морским портам. Здесь заключается самая мякотка вектора экономического развития страны, ибо железнодорожно-транспортная инфраструктура требует очень больших инвестиций. Денежных ресурсов и ноу-хау у страны не было и нет. Выход: лицензии на разработку сырьевых месторождений в обмен на строительство дорог. Но куда, в Россию или в Китай? Вокруг этого решения уже не первый год идут настоящие танцы с саблями.

Для начала краткое описание статуса-кво: Через Монголию пролегает железнодорожное сообщение РФ-Китай, которое также предоставляет монгольской стороне доступ к российским дальневосточным портам (напр. Восточный), итем самым к мировым рынкам сбыта. 50%-ая доля в инфраструктуре находится в собственности у РЖД. C начала 90-х годов ХХ века Китай предоставил Монголии возможность использования морского порта Тяньцзин в качестве перевалочного пункта. Но с китайцами шутки плохи: во время визита Далай Ламы в 2002-ом году, поезда следующие в Поднебесную, были задержаны на границе.

Прямые иностранные инвестиции

Китайские инвестиции в инфраструктуру и туризм, включая строительство автодорог и отелей, за последние годы набирают темп роста. Ввиду своей географической близости к своему южному соседу, Монголия вызывает растущий интерес китайских туристов. Однако самыми лакомыми кусочками для иностранных инвесторов являются богатые месторождения.

  • 黑色的幸福 ((буквальный перевод: «чёрное счастье»)) или Сцилла и Хабрида: Таван-Толгой

Вокруг этого второго по величине в мире месторождения угля (инвестиционный объем разработки: 10 мрд USD) страсти не утихают по сей день.

Монгольское руководство стоит перед очень непростым выбором оптимального алгоритма извлечения максимальной выгоды из этой жемчужины в короне природных ресурсов страны.
Во-первых, правяшая элита не заинтересована в более стремительном превращении страны в северный сырьевой придаток Китая. Народное недовольство китайским присутствием также набирает обороты.
Во-вторых, щупальца демократии проникли в отдалённые степные регионы планеты, что заставляет конкурирующие за власть партии применять популистские методы. Например разделить поровну среди населения (2,7 млн.) доходы от эксплуатации месторождения.
В-третьих, присутствие заинтересованных иностранных инвесторов и привлека-тельность независимости транспортировки товара на мировой рынок от Китая.
В-четвертых, себестоимость угля крайне зависит от выбора транспортного маршрута.

Расстояние до ближайших морских портов: Хуаньхуа (КНР) 1.638 км, Ванино (РФ) 5.044 км, Восточный (РФ) 5.069 км. Китай очень заинтересован в участии в проекте ввиду превосходящего качества собственных запасов монгольского угля — как для отопления, так и для производства кокса на нужды сталелитейной промышленности, где КНР уже является мировым лидером.
Месторождение разделёно на 2 части: Восточная и Западная Цанхи. В Западной части преобладают залежи термического угля, большая часть которого по задумке предназначена для экспорта в Китай. Восточная Цанхи богата коксующим углём, который предполагается для экспорта в Китай и «третьим соседям», прежде всего  в Японию и Южную Корею.

Хитрый план монголов выглядит таким образом: oтдав Западную Цанхи китайцам на откуп (всё равно некуда девать), в целях максимизации выручки разместить акции оператора Восточного Цанхи Erdenes Tavan-Tolgoi на бирже (оценочный объем размещения 1,5 — 10 млрд. USD), распределив доли в проекте между иностранными инветорами из РФ, КНР, Австралии и Канады. Первая часть плана завершилась успехом — китайская сторона подписала контракт на поставку угля в размере 250 млн. USD сроком на следующие пять лет. Вторая часть плана пошла «с заторинками«, ввиду конфликта сторон по вопросу транспортного маршрута. Россия или Китай? С нетерпением ждем развития сюжета.

  • Эльдорадо в степи: Оюу-Толгой

Оюу-Толгой представляет собой одно из крупнейших в мире неразработанных месторождений меди и золота. Расположенное на юге Гоби, оно находится на дистанции 550 км от столицы страны Улан Батор и около 80 от границы с КНР. Права на недропользование, вероятно, будут получены двумя крупнейшими транснациональными горнодобывающими компаниями. Так как руда будет экспортироваться в Китай, вполне логично, что без участия китайской стороны (Aluminum Corporation of China/Chinalco) в этом крупном проекте (предполагаемый объем инвестиций на разработку: 4,7 млрд. USD) не обойтись. Решение остаётся за руководством монгольской стороны.

  • Урановый рог изобилия: Дорнод

Дорнод, крупное месторождение урановой руды, разведанное и разработанное нашими силами еще во времена Советского Союза, приносит ежегодно на выходе около 2.000 тонн или поток денежных средств в размере 300 млн. американских долларов.
На 2009 год права недропользования были поделeны между тремя сторонами: Khan Resources of Canada (58%), АтомРедМетЗолото/АРМЗ (21%) и правительством Монголии (21%).
Энергетический голод Поднебесной, особенно принимая во внимание озабоченность руководства страны нестабильностью в Ближневосточном регионе и растущей напряженностью в Малаккском проливе, вынуждает к решительным действиям.
Китайская сторона в лице China National Nuclear Corp. попыталась поглотить канадскую компанию, но безуспешно. Канадцы были позже вытеснены АПМЗ из проекта.

Итоговая оценка статуса и перспектив сино-монгольский экономических отношений такова: сидеть между друмя стульями и оглядываться на третий — крайне сложная задача, даже для суровых потомков Чингизхана.
Борьба за природные ресурсы и влияние на транспортные потоки в дальневосточном регионе усиливается, и её исход далёк от однозначности. Китай хотя и имеет крепкие позиции в Монголии (есть мнение, что он уже подмял под себя практически весь малый и средний бизнес), но тем самым провоцирует на действия, направленные на их ослабление. Народное достояние Монголии — ее природные ресурсы скорее всего не будет продано по бросовой цене своему южному соседу. Постоит ли за ценой Китай? Наверное нет. Уже сейчас он великодушно раздает гранты и стипендии монгольской элите будущего. Китай умеет ждать.

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Александр Ю.

Родился в Ленинграде. По образованию экономист-восточник. Учеба и работа в Германии и Китае. Интересы: КЯ, экономика, инновационная деятельность, активный туризм. Профессиональные интересы: Евразийский Экономический Треугольник Германия-Россия-Китай, консалтинг, коммерческая недвижимость, трансфер технологий, интеграция производственных процессов.

nastasia
2012-01-22 02:52:30
прочитала с интересом, спасибо за статью.
V.B.
2012-01-18 03:33:06
C учетом того, что надпись "Монгол хятадгуй" (монг. Монголия без китайцев) нетрудно встретить в Улан-Баторе, "гранты и стипендии монгольской элите будущего" рискуют вылиться в перспективе в гигантские коррупционные скандалы. Кроме того, монголы - ребята простые, они и грант возьмут, и сделают так, как им приятнее. Опять же ни Япония (один из главных монгольских спонсоров после Китая), ни Ю. Корея (где пасется большее число монгольских гастарбайтеров), ни Штаты ("третий сосед" и все такое), ни Россия (а куда от нее денешься) не заинтересованы так просто сдавать Монголию под китайский контроль. С одним соглашусь - в обозримые десятилетия в Монголии будет нескучно.
Александр Ю.
2012-01-16 14:46:40
Щупальца демократии были вскользь упомянуты в статье, но для развернутого ответа понадобилась бы отдельная статья. Конечно пробуют, спонсируют.
Z_ZY
2012-01-16 11:57:13
Спасибо за статью, очень изложены очень интересные факты. Конечно нам бы всем хотелось чтобы монгольский народ был ближе к нам... Но думается будущее за Китаем. Учитывая что есть и Внутренняя Монголия, то наладить культурные связи остается лишь вопросом времени. С другой стороны как Запад во главе с США, отреагируют если такой лакомый кусок достанется Китаю? Опять про спонсируют революцию?