Осень халасо, глава 3

Одна из первой сотни картинок / Сергей Баловин в Китае. Магазета

Незаконченная книга, 221-223 стр. 

Я хотел расстроиться. Но ехать куда-то в Чунчинь, где мои акварели кажется должны были кому-то понравиться было бессмысленно: я никого там не знал и был ограничен в средствах, чтобы все время жить в отеле. А здесь мне пообещали предоставить мастерскую и все необходимые материалы. С меня не спрашивали денег, за все предполагалось платить картинками типа «осень халасо».

На следующий день мы купили все необходимое для работы, и нас отвезли куда-то в горы. Это была база отдыха для местных чиновников, где нас поселили в небольшой домик с террасой. Я приступил к работе. В моем распоряжении было чуть больше месяца. Для выставки необходимо было приготовить не меньше шестидесяти «калитина с маслом», а это осень много.

Каждый день я вставал на рассвете, выходил на террасу с чашкой кофе и начинал писать. Сначала я писал то, что меня окружало – искать сюжет долго не приходилось. Вокруг уже все было халасо: гала, делево, осень. Я писал с натуры не отходя от дома.

Через несколько дней приехал наш президентский кортеж и всех опять куда-то повезли. Мы снова встретились с товарищем Вием и он посмотрел, то что я уже успел сделать. По реакции было сложно понять, нравятся ему работы или нет. Я снова почувствовал себя студентом, который пришёл на зачёт. Лю Ган перевел, что надо больше реализма и вообще не нужен Китай, пусть лучше будет Россия или Европа.

Надо сказать, что эту живопись, на гране кича, не актуальную и не современную на западе, делать мне было довольно интересно. Манера, в которой я работал, была старомодной, даже салонной. Я оставил все свои амбиции, принципы и предрассудки. Я посвящал эти работы китайскому народу, так тепло меня принявшего в своей стране. Я решил принимать во внимание все замечания и советы от народа, даже самые абсурдные. Иногда меня просили дорисовать влюблённую парочку, иногда просили китайский дом превратить в русский. Да и работал я тоже в ритме китайских рабочих. Стоя перед станком по 12-14 часов в день, я пытался произвести необходимое количество единиц продукта согласно техзаданию в установленный срок.

Эта работа в то же время была подобна игре: каждая картинка становилась исполнением какой-то роли. Я пытался играть Коровина, Левитана, Моне – русских и европейских классиков, чьё творчество мне симпатизировало. Это не было поиском каких-то новых форм самовыражения, эта была игра по нотам, давно написанным другими композиторами. Но это приносило удовольствие. Я погружался в воспоминания о Франции, Италии, о путешествиях по России, о моем любимом Крыме.

Все шло хорошо, даже слишком. Каждый день меня знакомили с очередным важным чиновником или почётным гражданином города. Меня встречали по-королевски. Роскошные ужины в ресторанах… Личный водитель, появлявшийся по первому требованию. Я стал сомневаться в реальности происходящего. Иногда мне казалось, что я схожу с ума. В какой-то момент даже перестал доверять окружающим меня людям: а вдруг они все лгут и только эксплуатируют меня. После случая с товарищем Шенем мне казалось это вполне возможным.

Звонил учителю Пушину, поведать о своих беспокойствах. Я нервничал, Пушин меня успокаивал:

– Не переживай, Серега! Ну встретили, ну хорошо! Китайское гостеприимство…

Китай мне казался другой планетой, где действовали иные законы физики. Я решил, что не буду искать никаких объяснений всех этих чудес и просто работал, как по-видимому, и поступает подавляющее большинство китайцев. Так за полтора месяца я закончил около ста холстов. Часть из них предстояло раздать в качестве подарков людям, помогавшим мне, остальные шли на выставку.

Продолжение следует…

Предыдущие главы

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Сергей Баловин

Художник. Родился и вырос в г. Воронеже. Акварель стал осваивать в возрасте 2 лет, рисовал деревья. В 7 лет изображал с натуры импортные пивные банки. В 8 лет начал рисовать в художественной школе чайники и бутылки, чем продолжал заниматься вплоть до окончания Факультета художественного образования в Педагогическом университете. В семнадцать лет начал преподавать искусство рисования чайников и бутылок в Детской школе архитектуры и дизайна. В 21 год стал преподавать искусство рисования чайников и бутылок в родном вузе. Потом попал во Францию, и пожив три года на две страны, понял, что рисовать можно не только чайники и бутылки. В 2008-2010 году совместно с Луиз Морин реализует кураторский проект "Petit. Что-то маленькое" и собирает маленькие работы нескольких десятков художников с разных континентов, укладывая все в один чемодан. Выставка в чемодане прокатилась от Западной Европы до Восточной Азии. В 2010 году, скрываясь от Армии, решает перебраться в Китай, выбрав своим пристанищем Шанхай. Там живет и по сей день, надоедая местным жителям своим искусством. Подробное ЖЖизнеописание: balovin.livejournal.com

ТайПо
2011-12-08 09:41:09
Ну, даёт автор - аж прям зауважала!!! Действительно профессионал, способный творить не в редкие часы вдохновения, а прям как рабочий на станке! Да и не что-то там определённое, под что у него талант заточен, а прям любые капризы - такая гибкость меня удивила, потому что все творческие люди обычно очень высокого мнения о себе (считают себя лучше и выше других) и очень ранимы, где любая критика может довести их чуть ли не до суицида, а этому всё непочём: не нравятся вам такие картины - так получите такие, не хотите акварелью - так я вам и вашей кровью нарисую:-)) (шутю)... Я тут почитала биографию - так это автор совместил полезное с приятным - удрал от армии, прикрываясь выставкой? И что, собственно, с "переводчиком" стало, которого он от занятий увёл? Меня прям любопытство разобрало по поводу картин и что-то практически ничего нет, кроме портретов в "2 мазка" - идея замечательная, но хочется увидеть чего-то более серьёзного, что не стыдно будет людям на стенку повесить... Мне тут пришла в голову идея, что кроме разных стройных берёзок и ваз с фруктами, которыми прикрывают люди (наши люди)голые стены в коридорах и кухнях, можно было б рисовать красивые виды с людскими домами-дворами, чтобы люди узнавали родные пенаты и горели желанием иметь такое у себя. Ясный пень, что такое потребует времени и сил, но зато такое должно продаваться, а не обмениваться на то, что кому-то не надо. Хотя... что это я переживаю, чтоб автор с голоду не умер при целой коллекции разношерстных зонтиков в шкафу - квартира-то у него, как он сам писал, не для бедного беженца-художника!:-))
Виктор Ширяев
2011-12-07 13:19:49
ого, какой жесткач)
Марина
2011-12-07 09:00:08
Сергей, я ваш кумир! (С) :)
Александр
2011-12-05 16:17:14
Диван! Осень халасо!
Андрей
2011-12-19 21:11:25
Очень хорошо! Жду продолжения!