О христианском мировоззрении Чан Кайши

О христианском мировоззрении Чан Кайши

Помня про своё обещание рассказать о религии в Китае и видя отсутствие свободного времени, отделаюсь вот этим. Про Тайвань, а именно — про христианина-генералиссимуса Чан Кайши. Автор текста — Свящ. Петр Иванов, сей труд опубликован в книге «Из истории христианства в Китае», Москва, 2005.

Вкратце — о религиозной стороне личности тайваньского лидера, о его взглядах на христианство и его судьбу на Тайване, материке и вообще.

Итак…

…Во всех христианских книжных магазинах Тайваня можно обнаружить большое число разнообразных изданий одной и той же книги под названием «Сладкий источник в пустыне» (Хуанмо ганьцюань). Это и дорогие подарочные тома, переплетенные в кожу, и карманные издания, и художественно иллюстрированные двухтомники. В предисловии указывается, что за основу взят перевод книги «госпожи Чарльз Кауман» (Mrs. Charles Cowman) под названием «Потоки в пустыне» (Streams in the Desert), однако в тексте есть дополнения, сделанные неким китайским верующим. За этой фигурой умолчания скрывается не кто иной, как многолетний лидер некогда правящей партии Гоминьдан и президент Китайской Республики Чан Кайши. Как показывают опросы посетителей и служащих магазинов, практически никому не известна история этой книги, равно как и имя того «китайского верующего», который дополнил текст.

Вероятно, современные издатели тоже имеют весьма отдаленное представление о происхождении книги, которая в настоящее время почти так же популярна среди различных протестантских деноминаций на Тайване, как и Новый Завет. Ведь в предисловиях даже не указывают правильного имени автора — Летти Б. Кауман, жены евангелиста-фундаменталиста миссионера Чарльза Каумана. В 1901 г. супруги Кауман вместе с несколькими энтузиастами организовали Восточное миссионерское общество, которое основало 150 общин Японии и 50 в Корее, а также три института по изучению Библии, в том числе в Шанхае (в 1925 г.). Кауманы постоянно занимались миссионерством, распространяя листовки и брошюры, в которых в доступной форме излагали со своей позиции основы христианского вероучения. В начале XX в. Летти Кауман составила томик благочестивого чтения на каждый день года под названием «Потоки в пустыне» (вскоре эта книга появилась в китайском переводе под названием «Сладкий источник в пустыне»), содержавший в основном тексты из евангелической периодики и выдержки из проповедей известных американских пасторов.

Заурядной миссионерской брошюре суждено было сыграть важную роль в политической жизни Китая. Молодой гоминьдановский генерал Чан Кайши, стремительно продвигавшийся к вершинам власти, решил жениться на сестре жены Сунь Ятсена — Сун Мэйлин. Будущая теща поставила жениху условие — креститься. Свадьба состоялась 1 декабря 1927 г., однако крещение Чан Кайши принял лишь по прошествии почти трех лет — 23 октября 1930 г. Как вспоминала впоследствии Сун Мэйлин, он ежедневно старательно изучал Библию, многое не понимал и просил у нее объяснений. Лишь полностью убедившись в истинности христианского вероучения, Чан Кайши принял крещение. Он сам рассказывал, что решил обратиться вопреки антихристианским настроениям, широко распространенным и в Гоминьдане, и в стране в целом.

Драматические события в жизни генералиссимуса повлияли на его мировоззрение. Немаловажную роль сыграл «сианьский инцидент» 1936 г., когда генералы Чжан Сюэлян и Ян Хучэн арестовали Чан Кайши, чтобы добиться от него согласия на создание «единого фронта» с коммунистами и для начала сопротивления японской агрессии. Не вдаваясь в подробности события, подробно описанного в исторической литературе, отметим лишь, что возникла реальная опасность для жизни Чан Кайши. Оказавшись на пороге смерти, он пережил глубокий психологический кризис, следствием чего стало усиление веры. Чан Кайши начал выступать с регулярными проповедями. В Страстную пятницу 26 марта 1937 г. его кредо прозвучало так: «В жизни человека не может не быть религиозной веры»113. Он не расставался с Библией (со временем он практически выучил наизусть Новый Завет), а с июля 1944 г. ежедневно читал «Сладкий источник в пустыне», делая пометки на полях.

Христианское мировоззрение Чан Кайши постепенно начало проявляться в его политических выступлениях. Он пытался соединить воедино доктрину Гоминьдана и евангельскую проповедь. Так, 16 апреля 1938 г. в радиовыступлении «Почему надо верить в Иисуса» он заявил, что Христос был предводителем национальной революции (поддерживал дух еврейского народа в годы римского владычества), социальной революции («простой плотник» призывал к справедливости и осуждал богатых) и религиозной революции (осуждал жречество и суеверия, призывая к обращению в истинную веру) . Чан Кайши убеждал своих слушателей, что «движение за новую жизнь», развернутое им под влиянием Сун Мэйлин, не являлось формальной попыткой ликвидировать дурные привычки, а было направлено на обновление духа нации, обогаще-ние его христианскими ценностями . 15 августа 1945 г., обращаясь к китайской армии по случаю победы над Японией, Чан Кайши, проявив большое гражданское мужество, призывал не мстить японцам, а следовать евангельской заповеди о любви к врагам.

С течением времени Чан Кайши стал открыто соединять христианство с разработанной Сунь Ятсеном идеологией «трех народных принципов». Он полагал, что христианское понимание значения жизни и смерти, отношение к Царству Божию как к торжеству свободы и мира, утверждение веры, упования и любви как основ бытия — все это вполне соответствовало и даже было идентично фундаментальным положениям созданной «отцом государства» идеологической системы

Личность Иисуса Христа в восприятии Чан Кайши с течением времени приобретала черты героя национально-освободительной борьбы. Не исключено, что на генералиссимуса повлияли идеи Сюй Цяня, возглавившего в 1916-1924 гг. движение под лозунгом: «Христианство спасет страну». Сюй Цянь особо подчеркивал значение слов первосвященника Каиафы: «…и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Иоанн, 11:50) как центрального и наиважнейшего места в Евангелии . Эта в высшей степени неортодоксальная трактовка евангельской цитаты как свидетельства «смерти за государство» связана с характером китайского перевода Библии (Хэхэбэнъ), где слово народ переведено как государство — го. Чан Кайши не только повторил Сюй Цяня, но и пошел дальше, говоря об Иисусе Христе как о борце за «независимость государства, равноправие наций, свободу человечества и мир во всем мире».

После эвакуации на Тайвань мистическое мироощущение лидера Гоминьдана усилилось. В загородной горной резиденции в Шилине была устроена молельная комната, где каждое воскресенье совершалось богослужение, на котором присутствовала вся семья Чан Кайши, а также его ближайшие сподвижники: Чжан Цюнь и Хэ Инцинь с супругами. Чан Кайши ежегодно выступал по радио с проповедями в Страстную пятницу и на Пасху. По его распоряжению в 1950 г. «Сладкий источник в пустыне» стал «чтением для развития революционного духа» и широко распространялся в сети партийного политического образования Гоминьдана. Поскольку большинство читателей были незнакомы с христианской терминологией, в предисловии изъяснялись слова: Бог, Иегова, Господь, Христос, Мессия, Спаситель, первосвященник, Святой Дух, сатана, аллилуйя, аминь и др.

В 1949 г. заместитель директора Центрального агентства новостей Ван Цзяюй сделал новый перевод книги с английской книги «Сладкий источник в пустыне», который был исправлен и дополнен лично Чан Кайши и снабжен двенадцатью проповедями генералиссимуса, впоследствии исчезнувшими под воздействием «демократизации и перестройки» на Тайване. В начале книги помещалось жизнеописание апостола Павла, ибо Чан Кайши полагал, что «для изучения смысла христианства следует прежде всего прочесть все послания Павла». Проповеди Чан Кайши, постепенно становящиеся библиографической редкостью, ярко иллюстрируют его христианское мировоззрение. Ощущая себя лидером нации и исключительной исторической личностью, он сравнивал свое путешествие в Сиань на переговоры с мятежными генералами в 1936 г. со входом Господним в Иерусалим, а свои молитвы во время плена — с сорока днями поста Иисуса Христа в пустыне и его молением о чаше в Гефси-манском саду. Чан Кайши проводил аналогию между своим освобождением из рук врагов и спасением Сунь Ятсена, захваченного цинскими дипломатами в Лондоне для депортации в Китай. Таким образом, выстраивалась линия исторической и духовной преемственности Иисус Христос — Сунь Ятсен — Чан Кайши. Последний пояснял, что в его понимании идейное наследие «отца государства» «хотя и не носит религиозного характера, но по сути не отличается от религии». Чан Кайши «исповедовал спасение нации» в понимании Сунь Ятсена и спасение человечества «в соответствии с учением Иисуса Христа». Впоследствии Генералиссимус подчеркивал, что все трудности во время Северного похода, антияпонской войны и войны с коммунистами преодолевал исключительно благодаря глубокой вере . В одной из своих проповедей он даже упомянул об «откровении, полученном в ходе духовных занятий».

Начало гражданской войны и успешное наступление коммунистических войск на позиции Гоминьдана сказались и на христианском мироощущении Чан Кайши. У него возникает теория о противостоянии Гоминьдана с КПК как борьбе сил света с сатаной. В предрождественском радиовыступлении 21 декабря 1947 г. Чан Кайши посетовал на обострение конфликта внутри страны и возложил все свое упование на Иисуса Христа, которого он назвал «путеводным Светильником нашего государства», а также подчеркнул, что отличительной чертой новой конституции страны в плане гарантий прав человека явилось ее строгое соответствие христианскому вероучению . В тайваньский период своей жизни Чан Кайши завершил осмысление роли Христа в борьбе с коммунизмом. Для этого прежде всего требовалось упразднить границы между национальной культурой, этикой и религией, привнесенными извне. Становясь на позиции Маттео Риччи и отбрасывая за неудобством сложные богословские проблемы, Чан Кайши подчеркивал, что китайская традиционная мораль полностью вписывалась в рамки христианства и не находилась в противоречии с ним.

Коммунистический режим был уподоблен им сатане, а освобождение страны от власти КПК означало бы осияние Китая «светом Христовым» . Чан Кайши отмечал, что компартия полностью разрушила национальные этические принципы, и их следовало возродить на основе христианства, руководствуясь «революционностью» и «духом самопожертвования» Христа . Войну против КПК, как и все прочие войны, Чан Кайши рассматривал как противостояние «истины и лжи, света и тьмы» .

Он указывал, что «вера и действие должны быть едины» . В данном случае, следуя постулату о том, что вера без дел мертва. Апологеты идейного наследия Чан Кайши указывают, что в последние годы своей жизни он тесно связывал изречение Сунь Ятсена «знать трудно, действовать легко» с собственным христианским опытом: действие легко, если производится при помощи Святого Духа, а знание затруднено, ибо человеку не дано до конца познать пути Господни.

Пребывая в постоянной молитве за соотечественников, страдавших от голода и притеснений в материковом Китае, Чан Кайши неоднократно призывал жителей Тайваня поститься перед Пасхой, а сэкономленные деньги и рис сдавать в церкви, чтобы потом авиация могла сбросить продовольствие в помощь голодающим в КНР.

Чан Кайши особенно волновали проблемы технического прогресса и бездуховности современного ему общества. Он воспринимал создание человеком нескольких видов оружия массового поражения как признак конца времен. Угроза материальной силы воспринималась им эсхатологически как наступление антихриста, понуждающего людей отказываться от истины и Бога. Чрезмерное увлечение благополучием и комфортом также означало, по его мнению, духовное падение общества, неспособного сопротивляться «русским коммунистам и бандитам Чжу и Мао» . «Чем более развита наука, чем значительнее прогресс материальной цивилизации, тем сильнее моральный упадок, обнищание духовной жизни, — подчеркивал Чан Кайши, — люди не знают зачем живут» . Генералиссимус ссылался в одном из своих выступлений на письма тайваньских студентов из США, где они ощущали внутреннюю опустошенность, будучи окружены удобствами и изобилием. Эти люди, по мнению Чан Кайши, были готовой добычей для сатаны и его слуг в облике коммунистов. В некотором смысле они были даже более уязвимы, чем истинные христиане, живущие за «бамбуковым» занавесом в КНР, поскольку враг, разрушая их тело, не сможет прикоснуться к душе, говорил он. А слабые падут в безвремении.

В 1954 г. Чан Кайши передал своему сыну Цзян Цзинго экземпляр книги, испещренный пометками, которые тот старательно переписал. Многие из них отражали его трагическое мироощущение изгнанника. 22 сентября 1955 г. Чан Кайши записал: «Когда люди покидают тебя, наступает величайшее испытание для веры».

«Сладкий источник в пустыне» сопровождал Чан Кайши на протяжении многих лет жизни. С этой книгой он переступил порог вечности: в гроб генералиссимуса были положены классическое Четверокнижие, история династии Тан, Библия и «Сладкий источник». В завещании покойного лидера Гоминьдана говорилось: «Я всегда считал себя последователем Иисуса Христа и Сунь Ятсена». История формирования христианского мировоззрения Чан Кайши помогает нам увидеть всю сложность и противоречивость восприятия китайцами евангельского благовестия, особенно в условиях столь насыщенного трагическими событиями XX в.

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Владимир Zh

Отучился на переводчика, уехал из Сибири в Китай. Пожил в Чжэцзяне, потом в Пекине, теперь опять в Чжэцзяне. Веду свой бложик, раз в год пишу на Магазету, помогаю бкрс.инфо наполнять словарь. Женат, гиковат.

menina
2009-12-02 21:11:06
Огромное спасибо! Очень интересно и... неожиданно:)
WTiggA
2009-12-02 22:50:01
@<a href="#comment-5008" rel="nofollow">menina</a>: Не за что :-)
wulongjing
2009-12-03 03:25:36
Спасибо за статью, очень познавательно, и особенно интересно после просмотра фильма "Основания Республики")
Старый циник
2010-07-10 05:20:10
Просто нет слов! Я в культурном шоке!!! О_о
Вальдус Михаил
2013-02-21 21:49:31
а к какой конфессии он принадлежал?