Китайский мир будущего

Недавно мой коллега Вячеслав Игрунов проводил круглый стол на тему «Россия и вызовы нового мирового порядка». Там он высказал уже вроде бы ставшую вполне обыденной точку зрения, что Китай вскоре станет одним из мировых гегемонов, потеснив США. Тем не менее, наше экспертное сообщество встретило эту гипотезу «в штыки». Основные аргументы: «Но ведь Китай же всегда был замкнутым инертным государством! Он никогда не стремился выйти за пределы своей территории! Он же тяжело ранен культурной революцией! Традиционные представления китайцев о своей стране как о «Поднебесной» давно канули в Лету, вместе с рухнувшими династиями прошлого!» Хм… Все так, конечно — за исключением разве что представлений о Поднебесной и мечте о мировом господстве. Такое никакими революциями и падениями старых режимов не перешибается. А китайцы терпеливы, и настойчивы, и невероятно привержены традициям — поэтому стремление к мировой славе Поднебесной впитана ими с молоком матери и жива ныне, думаю, в той же мере, что и несколько тысячелетий назад. Просто китайцы, в отличие от европейцев, умеют ждать и продвигаются к своей цели неторопливо.

Однако оставим лирику и попробуем непредвзято взглянуть на сегодняшнюю ситуацию в мире.

На днях мне попалась прелюбопытнейшая статья ((Чеслиньский Пётр (Piotr Cieslinski). Космические конвульсии Америки // Gazeta Wyborcza, 2008. 3 октября. На русском языке опубликовано в ИноСМИ.)) под говорящим названием «Космические конвульсии Америки». Любопытна она тем, что рассказывает, в несколько ироничном ключе, о скором и неизбежном закате Соединенных Штатов как космической державы по причине сворачивания полетов шаттлов. Одновременно статья предрекает начало китайской эры в космосе:

«С 2010 года, когда перестанут летать американские шаттлы, Китай даже получит реальное превосходство над США — тайконавты (так китайцы называют своих астронавтов) смогут безнаказанно летать над американским континентом, шпионя и испытывая Бог знает какую технику и оружие. Не секрет, что они испытывают оружие, созданное для повреждения спутников — например, американских во время возможного конфликта из-за Тайваня».

Конечно, скептики могут с полным правом заявить, что Китаю еще слишком далеко до Штатов — он тратит на свои космические программы в шесть раз меньше американцев… Однако, господа: всего лишь в 6 раз! И Китай — третья держава мира по затратам на космос, совсем чуть-чуть уступающая Японии. И с каждым годом объемы финансирования и реальные технологические успехи Китая в этой сфере растут! Ничего подобного прежде не было.

Но Бог с ним, с космосом, вернемся на землю. Но и на земле с Китаем происходят такие перемены, подобных которым не было никогда прежде.

1. Во-первых, никогда прежде численность китайцев в Китае не превышала миллиард триста миллионов, а размеры китайской диаспоры за рубежом (хуацяо) не насчитывали свыше 40 млн человек ((Большинство хуацяо проживает в странах Юго-Восточной Азии (31 млн), а также в США (3 млн) и Европе (1,7 млн). Цифры приводятся по данным Population Reference Bureau и wikipedia.)). Поэтому сегодня мы можем уверенно констатировать: каждый шестой пятый землянин — китаец.

2. Никогда прежде объемы ВВП и внешней торговли Китая, равно как и темпы их роста, не достигали таких поистине космических масштабов. Так, ВВП Китая за последние 37 лет, с 1970 по 2007 годы, вырос более чем в 23 раза (с 91 045 млн долларов США (в постоянных ценах 1990 года) до 2 128 077 млн долларов) ((По данным статистического комитета ООН.)). За тот же период ВВП США вырос в три раза. На 2007 год темпы роста ВВП Китая составляли 11,4%, США — 2,4 %. И, по прогнозам ((Данные компании PricewaterhouseCoopers (PwC) (доклад The World in 2050: Beyond the BRICs).)), уже к 2025 году ВВП Китая обгонит ВВП США, а к 2050 превысит его на 29 %!

При этом ВВП на душу населения в Китае за те же 37 лет вырос также приблизительно в 23 раза (в США — лишь в 2-3 раза). И, учитывая снижающиеся темпы роста населения, благосостояние китайцев, по логике, продолжит расти.

Несомненно, такой беспрецедентный экономический рост может быть обеспечен только сочетанием продуманных реформ и технологического прорыва. Что говорит о колоссальных интеллектуальных перспективах Китая — а стало быть, можно предсказать его отрыв не только в области экономики, но и в науке и технологиях. Отчасти это уже подтверждается новейшими военными разработками китайцев.

Что касается торговли, то экспорт Китая на 2008 год составил 1 трлн 221 млн долларов (с 2003 по 2008 год он вырос в 3,8 раза). Для сравнения, экспорт США на 2008 год — 1 трлн 140 млн долларов (и вырос он за тот же период в 1,6 раза) ((http://indexmundi.com). При этом, в отличие от США, экспорт в Китае значительно превосходит импорт, то есть с каждым годом Китай все больше наращивает свое «мягкое» торговое влияние на планету. Вот уж воистину, «занимайтесь торговлей, а не войнами» — и вам не придется завоевывать мир. Вы его просто купите. Но едва ли не в большей мере перефразированный лозунг хиппи относится к активности китайского бизнеса на мировых рынках, особенно в развивающихся странах. Вот цитата из статьи 11-летней давности ((Власов Петр. Желтая река потечет на север// Эксперт. 1997. № 18.)):

«Отношения между китайскими бизнесменами в разных странах устанавливаются легко и просто. Опираясь на многочисленные диаспоры и «чайнатауны» по всему свету, китайский бизнес успешно проникает на рынки. В средние века предприимчивые китайцы под напором огромной численности населения эмигрировали в Индокитай, на острова современной Индонезии и Филиппин — и везде становились хозяевами положения. Сегодня на Филиппинах (китайское население 1 %) заморские китайцы, хуацяо, руководят 67 из 100 крупнейших фирм, в Таиланде им принадлежит 90 % частного сектора, в Индонезии 4 % китайского населения контролируют 75 % национального богатства, а для Малайзии эта цифра составляет 60 % … Так называемая бамбуковая сеть китайского бизнеса помимо индустриальных районов континентального Китая охватывает Тайвань, Гонконг, Макао, Сингапур, а также ряд государств Юго-Восточной Азии, где большинство торговцев и финансистов представлено китайской диаспорой. Около 50 млн заморских китайцев контролируют экономику стоимостью 700 млрд долларов, а их ликвидность (наличные, золото, акции) стоит порядка 2,5 трлн долларов. По меньшей мере 12 китайских семейств владеют состояниями свыше 5 млрд долларов» ((Обращаю внимание, что данные 1997 года! За 11 лет цифры наверняка заметно возросли.)).

Впечатляет, не так ли?

Но в чем-то китайцы остаются верны себе. Как и в начале XX века, только в больших размерах, китайские эмигранты, почувствовав после реформ Дэн Сяопина дружественное к себе отношение родины, стали интенсивно вкладываться в экономику своей страны. Цитата из той же статьи:

«Около 80 % иностранного капитала на территории КНР, или 130 млрд долларов — это капитал китайского происхождения. Западные компании пошли в Китай только в начале девяностых, а основным «мотором» реформы стали хуацяо».

То есть китайцы, как бы они ни были интегрированы в экономику и культуру новых стран проживания, какими бы они ни были законопослушными гражданами США или Индонезии, никогда не утрачивают ни собственной идентичности, ни интереса к великому Китаю, который всегда остается для них центром притяжения и организующим началом.

3. Никогда прежде китайские лидеры не были так искушены в международной политике, как сегодня:

«»…четвертое поколение» руководителей гораздо моложе, образованнее, более половины из них обладают магистерскими и докторскими степенями. В результате те, кто определяет сегодня стратегию развития КНР, гораздо лучше ориентируются во внешнем мире» ((Китайская экспансия в Африке // Pro et Contra. 2008. № 2-3.)).

Высокая компетентность и широкий кругозор китайского руководства делают Китай гораздо более открытым, динамичным и гибким, как внутри себя, так и на международной арене.

«В итоге Китай активно формирует зоны своего доминирования, закрытые для воздействия со стороны США» ((Там же)).

4. Очевидно, ради создания таких зон влияния Китай столь энергично ведет себя по отношению к развивающимся странам. По крайней мере, никогда прежде Китай так методично и повсеместно не «душил» мир в своих дружеских объятиях. Уже было сказано об активности китайского бизнеса в Азии. Но не брезгует Китай и «нищей» Африкой, от которой воротят нос более «продвинутые» европейцы. Так, «с 2000 по 2007 год объем торговли между Китаем и Африкой вырос с 10 до 70 млрд долларов. Китай обогнал бывшие колониальные державы Великобританию и Францию и стал вторым по значению торговым партнером Африки после США; к 2010 году, он, вероятно, обгонит и США» ((Там же)).

А объем финансовой помощи Китая бедным странам вдвое превосходит таковой США ((Привожу данные по памяти, так что желающие могут перепроверить.)). Благодаря этой помощи и смелым инвестициям в их экономику, популярность Китая среди развивающихся стран быстро растет. А, следовательно, растут и крепнут те самые «зоны влияния».

5. «На закуску». Китай, хотя и делает ставку на мирное завоевание господства на планете, все-таки 4,5% своего ВВП тратит на оборону (США — около 4%, правда там и ВВП пока повыше). И более того, ряд китайских военных разработок начинают серьезно беспокоить западные страны, в частности, те же США. Так что, «мы мирные люди, но наш бронепоезд…»

Неужели же можно отрицать, что ситуация стала чуть-чуть другой, чем была 100 лет назад? Даже 50? Неужели кто-то наивно полагает, что все эти постепенные и, да, быть может, действительно медленные перемены (учитывая тысячелетнюю историю Китая) не выльются в один прекрасный момент в качественный скачок?

Медленность и постепенность событий на одном этапе вовсе не означает, что на другом этапе события не будут развиваться стремительно и взрывообразно. Приведу наглядный пример.

Известна простая экологическая задачка для начинающих. Дано: пруд, в котором поселилось некое водное растение, допустим, ряска; временной отрезок в 30 дней, к исходу которого наш пруд должен полностью этим растением зарасти. Известно, что растение быстро размножается вегетативным способом, и каждый день происходит удвоение площади водной поверхности, им покрытой. Найти: на который день пруд будет покрыт ряской наполовину. Решение: на 29-й.

А на 28-й день поверхность пруда будет покрыта ряской только на четверть… А на 27-й день — лишь на 1/8, и ситуация стороннему наблюдателю будет казаться безобидной и полностью контролируемой. И если вдруг этому наблюдателю на 27-й день скажут, что через два дня весь пруд зарастет полностью и сделать будет уже ничего нельзя, наблюдатель засмеет такого «предсказателя». И по-своему будет прав, поскольку в течение очень длительного времени ряска росла в пруду, не проявляя никаких опасных наклонностей.

Большинство людей мыслит так же, как наш наблюдатель — люди исходят из предшествующего опыта и пытаются на его основе прогнозировать будущее, поскольку мыслят в линейных категориях. А живые системы (как в приведенном примере — популяция ряски) далеко не всегда развиваются линейно. Для жизни в широком смысле свойствен экспоненциальный рост. А такой рост коварен тем, что длительное время он имитирует линейный: очень медленное, очень постепенное увеличение — но вдруг, при достижении определенной пороговой величины, взрыв! Могут возникнуть, конечно, внешние факторы, которые воспрепятствуют экспоненциальному взрыву — появление конкурентных видов, паразитов, резкое изменение среды обитания…

Так же и с Китаем: есть, безусловно, факторы, которые могут отбросить Китай назад — например, эпидемия чумы или гриппа, атомная война, появление других мощных, быстро растущих и, самое главное, амбициозных центров… Да мало ли что еще. Но пока все идет к тому самому порогу, за которым начнется «неконтролируемый взрыв» мирового лидерства Китая.

Елена Шварц

Источник

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter