Уикэнд без машин

С 17 по 20 августа пекинские машины разделят на четные и нечетные. Одни смогут въезжать в город 17 и 19 августа, другие, соответственно, 18 и 20. Эксперимент под названием «Уикэнд без машин» проводится в рамках подготовки к Олимпиаде. Его цель – узнать, на сколько реально можно снизить загрязненность воздуха в китайской столице.
Акция изначально планировалась на 8 августа, когда Пекин отмечал год до открытия игр, однако за праздничной шумихой не было замечено, что одно из главных мероприятий, из-за которого зависит чистота неба над Пекином в день самой Олимпиады, провалилось с треском. Власти оправдываются, мол, мероприятие было перенесено на более поздний срок и торжественно обещают снизить уровень загрязнения воздуха в столице к следующему году до нормы, иначе, по заявлению МОК, некоторые соревнования придется перевести в более благополучные места.

После прав человека экология – главная проблема Пекинских игр и плодородная почва для критики со стороны бесчисленных международных организаций, начиная с Гринписа и заканчивая Всемирным банком. Пекин с критикой согласен и делает все, что в его силах.
На борьбу за чистоту столичного воздуха и воды сейчас уже выделено 120 млрд юаней (почти 400 млрд рублей). Планируется вывести из города более 100 грязных производств, будут заменены 60 тыс. такси, а для автотранспорта вводятся самые жесткие экологические стандарты. Чтобы исполнить обещание провести Олимпиаду без пыльных бурь, в городе высаживают тысячи деревьев.

Возведя экологию в ранг национальной целевой программы, китайское правительство не сомневается в успехе. Тем не менее, этих мер по улучшению экологии Пекина может не хватить и они окажутся лишь косметическим ремонтом, ведь официальными властями умалчивается тот факт, что Пекин входит в десятку самых загрязненных городов мира. Он в 2,5 раза грязней Бангкока, а в летнее время загрязненность выше, чем в Мехико – самой грязной столице мира.

В летний период автомобили дают до 60% загрязненности воздуха. Если брать в расчет только личные автомобили, то их количество увеличилось с 2 до 3 миллионов штук всего за 4 года. Но автопарк – это ничто по сравнению с мопедами и мотоциклами, которые являются основным транспортным средством в крупных городах КНР. Именно мото-средства дают основное загрязнение воздуха отработанными газами, хотя власти не признают этого. Мопеды используют смесь низкооктанового бензина с маслом, что делает выбросы очень ядовитыми. По уровню загрязненности один мопед равняется полутора машинам. В 2003 году в Пекине их было 5 млн.

В Пекине еще со времен большого скачка Мао Цзедуна (50-е гг. ХХ века) находятся крупные промышленные агломерации, каждая из которых объединяет несколько крупных промышленных предприятий. Анонсируемые переносы предприятий коснутся в основном малых предприятий. А крупные комбинаты, имеющие вокруг себя целые жилые массивы, развитую инфраструктуру, и ставшие градообразующими, просто не могут быть вынесены. Они также не могут быть модернизированы, так как, построенные в 50-60-х годах, они изношены до такой степени, что их модернизация будет стоить дороже постройки нового предприятия. Главный городской зягрязнитель, металлургический комбинат Шоуду, «выводят» еще с конца 70-х, однако он и ныне там.

Другой важный загрязняющий фактор это использование угля, который удовлетворяет львиную долю энергетических потребностей Пекина и дает 80% взвешенных частиц в воздухе столицы. Системы ТЭЦ, для которой необходим газ или мазут, в Китае не было и нет.

Кстати, уже в конце 70-х годов, согласно китайской прессе «в ряде индустриальных центров страны запыленность воздуха в 100-200 раз выше нормы», в некоторых городах «смог висел постоянно, достигая такой плотности, что даже днем машины были вынуждены ехать с зажженными фарами».

*
«Российская Газета» / Глеб Федоров

Orphus: Нашли опечатку? Нажмите Ctrl+Enter

Автор: Глеб Федоров

Московский китайский клуб, 记者. Папа как-то спросил, кем я хочу стать. Журналистом, сказал маленький я и накаркал. Нет бы получить нормальную профессию, а потом строить метро или самолеты, делать мебель или чинить автомобили. Вместо этого я поступил на журфак и выучил китайский, затем отработал военным корреспондентом и редактором в новостном сми. Как-то осенью, пытаясь вернуть жизнь к реальности и научиться чему-нибудь дельному, я отложил в сторону перо. Теперь по работе имею дело с китайцами и китайской электронной коммерцией, а также ищу для московских китаистов и китайцев интересные формы сосуществования.